ЧаблинЧаблин Антон Борисович

Политолог, журналист. Обозреватель «Свободная пресса» (Москва)

 

 

 

Комментарии эксперта:

Декабрь 25, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2018 года)

Определяющим политическим трендом регионов Северо-Кавказского федерального округа в 2018 году стало влияние протестов на позиции губернаторов. Важную роль в мобилизации граждан в округе играл этнический фактор.

Главу Кабардино-Балкарии Юрия Кокова сняли после событий, связанных с межэтническими волнениями кабардинцев и балкарцев. Ухудшилась ситуация, и это отразилось на позициях в политических рейтингах, которые явно просели, у главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова — и тоже после череды протестных акций против утверждения границы с Чечней, прошедших в Магасе.  

Не настолько явно, но похожая тенденция возникала и в Карачаево-Черкессии, где определённые силы пытались играть против Рашида Темрезова, что несколько пошатнуло его политические позиции. 

Вот так на примере трёх разных регионов мы наблюдаем в некоторой степени похожий сценарий. Но в Кабардино-Балкарии – это был предлог к смене руководителя, так как к нынешнему году к нему накопилось достаточно претензий – и низкие показатели социально-экономического развития региона, и тлеющие межэтнические конфликты.

Для Евкурова ситуация закончилась пока мягче, хотя уровень протестов был намного выше, но глава усидел в своём кресле. Это можно списать на желание федерального центра казаться сильным, не поддающимся и не принимающим решения под напором протестов населения. А в Карачаево-Черкессии скорее тревожная ситуация для главы будет развиваться в следующем году, особенно на фоне выборов в местный парламент, где столкнется множество групп влияния в регионе.

В этом же ключе можно рассматривать и недавние события в Северной Осетии. Экологическая катастрофа подтолкнула политический протест. Для Битарова, который привык, что в регионе всё спокойно, сервильно, думаю, такой мощный народный протест был серьезным ударом. Оппозиция обвинила главу Республики в бесхребетности и слабости в решении чрезвычайных вопросов. А Битаров, видимо, в силу каких-то обязательств перед владельцем «Электроцинка» Искандером Махмудовым, очень долго не мог публично сформулировать свою оценку ситуации.   

Более-менее «стабильная» обстановка отмечается в Дагестане, и даже самая предсказуемо скучная. Продолжились и приобрели характер рутины плановые «посадки». Люди уже привыкли к тому, что там каждый месяц кого-нибудь сажают. 

Но стабильнее всего, конечно, было в Чечне: тихо и спокойно. Потому что кто же там отважится протестовать? Вот и полное единодушие как в Северной Корее. Даже когда в Ингушетии разгорались страсти по поводу чечено-ингушской границы, на протяжение нескольких месяцев Чечня хранила показное спокойствие. Помимо Кадырова своей позиции (ни за, ни против) не высказал никто.

——————

Основной фактор, влиявший в течение 2018 года на позиции ставропольского губернатора Владимира Владимирова, – это непрекращающаяся череда коррупционных скандалов и корпоративные конфликты.

Одна из историй, вызвавшая резонанс, – это банкротство крупного завода «СтавСталь» в Невинномысске. Предприятие привлекало очень большие инвестиции, но летом было признано банкротом.

Были проблемы с другими крупными предприятиями региона. Например, принадлежавшие структурам московского олигарха Сергея Махова «Гидрометаллургический завод» и «Южная энергетическая компания». В результате затруднений в работе этих предприятий фактически был сорван старт отопительного сезона в целом городе Лермонтов.

Были и другие  проблемы и банкротства иных предприятий, в общем, событий со знаком «минус», которые оставили негативный отпечаток на статусе главы региона.

Все они в той или иной степени были связаны с перераспределением собственности. Масса скандалов сотрясала и сельскохозяйственные предприятия. Последние два года в Ставропольском крае идет перезаключение договоров аренды с пайщиками сельскохозяйственных земель, и на главенствующую роль претендует, как правило, сразу несколько крупных собственников. Заложниками конфликтов, как всегда оказываются обычные люди. Затяжные «бодания» между финансовыми группами, конечно, влияют на рейтинг губернатора среди населения и на доверие к власти в целом.

Сам год начался в крае с ареста полномочного представителя губернатора Батынюка. Затем продолжился громким расследованием и судом в отношении министра строительства Ставропольского края Васильева, входившего в ближайшее окружение губернатора. Но глава региона по этим поводам даже не высказывался, за арестованных представителей своей команды не заступился.

По всем пунктам Владимиров оказался в проигрыше и это, даже если не отмечать долгосрочные тенденции – кризисные явления в экономике, межнациональные и миграционные проблемы.

Владимиров – явно не харизматичный лидер. Это функционер, не особо заметный основной массе населения. Людям в Ставрополе или Кисловодске, например, больше знаком и близок мэр, а губернатора они по факту и знать не знают.

За довольно продолжительное время Владимиров не приобрел яркого имиджа, ни позитивного, ни негативного, в глазах местных жителей. Как политик – не вызывает эмоциональной реакции. Таким разношерстным (этнически, социально) регионом, как Ставропольский край, конечно, должен руководить консолидирующий лидер. Но с именем нынешнего губернатора ассоциируются лишь скандалы и коррупционные дела. 

 

Октябрь 31, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2018)

Позиции губернатора Ставрополья Владимира Владимирова сейчас крайне шаткие. Недавно исполнилось пять лет, как он руководит краем – в конце сентября был своего рода юбилей, и это повод подвести итоги его работы.

Во время выборов в 2014 году (проработав до этого год по назначению) Владимиров набрал очень хороший процент – больше 80% поддержка населения. На тот момент у него не было ни своей полноценной команды, ни внятной экономической стратегии. Но он позитивно воспринимался жителями края. То есть большую часть губернаторского срока он отработал, и, судя по последним результатам и положению его в различных губернаторских рейтингах, все последние четыре года были растрачены напрасно. Щедрый аванс, выданный избирателями, не был использован. Консолидация общественных сил и поддержка общества, которая была 4 года назад оказана губернатору как человеку, а не носителю какой-то программы (хотя она и сейчас не просматривается), говорит о том, что люди ему поверили. По сравнению с предыдущим губернатором Валерием Зеренковым (старым, больным) он смотрелся намного выигрышнее – молодой, технократ, нефтяник, вроде бы с хорошим образованием, местный.

Сегодня оказалось, что, увы, надежды не оправдались. В недавнем рейтинге инвестиционной привлекательности Ставропольский край опустился на 15 позиций. Среди всех регионов-участников рейтинга это самое большое падение. Минус 15 позиций за год. Область опускается и в других рейтингах – по уровню жизни населения, дотационности регионального бюджета, инновационного развития, делового климата, инвестиционной привлекательности, да и личный авторитет губернатора падает. В личных рейтингах Владимиров с первых позиций в 2014 году скатился далеко вниз по целому ряду параметров, например, влиятельность, успешность, и сейчас занимает места в шестом десятке.

Я думаю, что это говорит в целом о системном кризисе управления в регионе, который проявляется, в том числе и огромным количеством коррупционных дел в отношении представителей ближайшего окружения губернатора.

Буквально сейчас в судах рассматривается несколько дел в отношении бывших чиновников правительства Ставропольского края и директоров госучреждений. Несколько дел на подходе. Не имеет смысла перечислять их фамилии, так как их действительно много.

Один уже осужден – это Вдовин, руководитель краевого Водоканала, который лично был приглашен на должность в Ставрополь из Ямала. Ямальцев здесь, кстати, довольно много, потому что сам Владимиров с Ямала. Но его протеже показали здесь свою несостоятельность как управленцы. В целом мы наблюдаем системный кризис управления, кризис той команды, которую пытался Владимиров сформировать.

Перспективы его отставки высоки. Я думаю, он будет одним из ближайших губернаторов, который покинет свой пост до конца года. Груз накопившихся ошибок и коррупционные дела, скандалы в кадровой сфере, личное падение в рейтингах и падение уровня жизни региона, разочарование населения в нём – все это, я думаю, в конечном итоге заставит Кремль поставить вопрос о его уходе. Сейчас ждут какого-то формального повода, подобного тем, что послужили причиной отставок губернаторов в других регионах.

 

Ноябрь 10, 2015| Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2015)

Из интересного в регионе за последние два месяца отмечу, прежде всего, муниципальные выборы. Были задействованы два больших муниципалитета: Ессентуки и Минеральные воды. Губернатор, правда, в ходе выборов ничем себя не проявил – никого напрямую он не поддерживал. Вообще, в последнее время Владимиров не особенно активен в публичном пространстве.

Ровно год назад были выборы, на которых Владимиров одержал уверенную победу. Я вижу, что уровень популярности губернатора за этот год существенно снизился, серьезно «просел». Много было предвыборных обещаний, которые не были выполнены. В целом, ситуация в регионе не самая лучшая – конечно, это не может не влиять на рейтинг власти. Теневая экономика, коррупция – серьезных подвижек в решении этих, увы, традиционных для Ставрополья проблем не было. Владимирову пока нечем похвастаться.

У Владимирова, если сравнивать его с предыдущим губернатором, есть козырь: хорошие отношения с федеральным центром. Он старается привлекать инвестиции, в том числе бюджетные. Однако многих смущают крепкие позиции вертикальных холдингов в Ставрополье: всё-таки хотелось бы больше опоры на местный бизнес. Местных, локальных крупных игроков практически нет. Все рычаги управления находятся в Москве, Петербурге и так далее – это серьезная проблема для местной экономики.

Пример: в Ставрополье работал завод «Автоприцеп-КАМАЗ», один из крупнейших автосборочных заводов на юге России. Понятно, что управлялся он из Татарстана. И недавно там приняли решение о сворачивании производства. Губернатор на это никак не мог повлиять, но закрытие завода стало важным раздражающим фактором, который косвенным образом где-то подрывает имидж региональной власти и самого Владимирова.

Июль 20, 2015 | Регионы России: Рейтинг Мэров (Июль, 2015)

С политической точки зрения, Андреем Джатдоевым я восторгаюсь.  В течении почти четверти века он остается в топе городской политики. Менялись главы, губернаторы, — Андрей Хасанович оставался непотопляемым. Он менял должности, оставаясь неизменно в высшей политической когорте. Но сейчас имеются серьезные вопросы к управленческой составляющеё его деятельности. Достаточно сказать, что в городской администрации уже остается без руководителя ключевой комитет, отвечающий за градостроительство. Причем именно с этим направлением, вместе с оборотом земель, связаны в нашем городе наиболее наболевшие и острые проблемы, вызывающие недовольство жителей. Именно здесь в наибольшей степени проявляется слабость муниципальной администрации и персонально Джатдоева. Среди других проблем: перенаселенность окраинных частей Ставрополя, продолжающаяся точечная застройка, неразбериха в земельных отношениях, вялотекущая борьба с самостроем… Тут следует отметить одну особенность, — с мелким самостроем какая-то борьба ведётся, иногда, декларативная, а крупные объекты, как будто не замечают.  Джатдоев так и не смог выстроить отношений с крупными инвесторами – девелоперами. Я знаю, что некоторые интересные проекты были заморожены, просто потому, что не нашли с администрацией общий язык. Но, с моей точки зрения, самый главный минус, это отсутствие комплексной стратегии развития Ставрополя. В целом не видно, в какой направлении городу следует развиваться. Будет ли здесь промышленный центр или центр туристический? Три года Джатдоев глава, три года находится его команда у власти, а стратегия так и не определена. Как житель города и эксперт я просто не вижу, куда движется город Ставрополь?