serenkoСеренко Андрей Николаевич

Директор Аналитического центра Российского общества политологов

 

 

 

Комментарии эксперта:

29 сентября, 2021 | Национальный Рейтинг Мэров (Август-Сентябрь, 2021)

Победа КПРФ на выборах в Госдуму в Элисте, несомненно, стала главным политическим событием в Степной республике. Впервые в своей постсоветской истории столица Калмыкии окрасилась в красный политический цвет: на всех 48 участковых избирательных комиссиях Элисты была зафиксирована победа Компартии РФ, заручившейся поддержкой почти 29% горожан, пришедших на выборы. «Единороссы» оказались только вторыми с результатом в 26,6%, что стало крупнейшим политическим поражением партии власти в республике.

Безусловно, главная причина провала «Единой России» на выборах в калмыцкой столице заключается в безнадёжной непопулярности главы региона Бату Хасикова. Голосование за КПРФ на выборах в федеральный парламент, когда Хасиков, наряду с астраханским губернатором Игорем Бабушкиным, возглавил региональный партсписок «ЕР», стало, прежде всего, голосованием против главы Калмыкии. В этом смысле референдум о доверии себе в столице Степной республики, где фактически проживает почти половина населения региона, Бату Хасиков провалил. Несмотря на все возможные административные ухищрения. Что, конечно, делает поражение «ЕР» и лично Хасикова в Элисте ещё более драматичным: совсем иной итог выборов в сельских районах республики, где возможности админресурса традиционно являются более широкими, только подчеркивает драматизм реального политического статуса главы Калмыкии и глубину электорального падения партии власти.

Ещё одной причиной провала «ЕР» на выборах в Элисте является фактически утрата руководством республики политического контроля над главным городом региона. И вина за это лежит полностью на Хасикове и его ближайшем окружении. Как сообщают информированные источники, накануне выборов в Госдуму руководитель аппарата главы Калмыкии Чингиз Бериков якобы начал активно интриговать против главы администрации Элисты Дмитрия Трапезникова, убеждая Хасикова передать предвыборную кампанию «единороссов» в республиканской столице под контроль людей Берикова. Дескать, у Трапезникова слишком высокий антирейтинг, он – «варяг», не знает нюансов элистинской жизни и наверняка победу «ЕР» не принесёт. Судя по всему, эти аргументы на Хасикова подействовали, и в итоге Трапезников от организации выборов в Элисте был отстранён.

Вместо «донбасского варяга» Трапезникова ковать победу «ЕР» взялись не чужие Берикову люди из команды бывшего мэра Элисты Радия Бурулова. Среди этих мастеров электорального жанра, по слухам, главную роль играли Дмитрий Долгополов, ставший опять вице-мэром, и Людмила Минькова из городского отдела образования. Однако в итоге широко разрекламированные перед Хасиковым уникальные навыки этих персонажей, близких одновременно и к Берикову, и к Бурулову, местным «единороссам» не помогли. Трудно сказать, как сложилась бы ситуация, если бы Трапезникову всё же было доверено вести предвыборную кампанию «ЕР» в Элисте. Возможно, результат был бы тот же. Однако сейчас несомненно одно – за провал партии власти в ЕДГ 17-19 сентября в столице Степной республики её градоначальник (с лёгким сердцем) ответственности не несёт.

Наконец, третьей причиной электорального краха «ЕР» в Элисте стали вполне конкретные проблемы, напрямую повлиявшие на настроения горожан. Среди них – транспортный кризис, спровоцированный отсутствием нормальной работы городского транспорта. После 19.00 элистинцы фактически лишены возможности передвигаться по городу на общественном транспорте (интересно, куда подевались синие автобусы, подаренные Калмыкии мэром Москвы Сергеем Собяниным?).

Вторая проблема – тяжелая ковид-обстановка и в целом кризис в системе регионального здравоохранения. В медучреждениях Элисты – огромные очереди, на весь город только одна возможность провести КТ-исследования, длительность процесса выявления ковида просто вопиющая.

Третья проблема – плохое состояние городской инфраструктуры столицы (низкое качество дорожных ремонтных работ, разрытая центральная улица Ленина, на которой располагаются новая городская поликлиника и главный офис Сбербанка – важнейшие объекты посещений тысяч элистинцев, проблемы с газовыми сетями и т. д.).

И на этом фоне – явно неадекватное давление админресурса на тех же учителей и работников дошкольных учреждений с требованиями привести избирателей на участки для голосования (по схеме «один плюс 20»), незаконным использованием паспортных данных и т. д.

Сегодня реальный рейтинг «Единой России» в Элисте вряд ли превышает 20 процентов. Есть веские основания полагать, что и в сельских районах республики он не намного выше. Однако именно Элиста теперь превращается в центр протестного голосования в Калмыкии, и партии власти будет крайне непросто вернуть себе симпатии горожан в преддверии уже выборов в Народный хурал (Заксобрание) республики, которые не за горами. ​

 

29 апреля, 2021 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2021)

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров переживает сегодня, пожалуй, самый драматичный период. Мартовские аресты двух его ближайших соратников, членов правящего на Ставрополье «ямальского клана», несомненно, стали сильнейшим ударом не только по репутации, но и по политическим позициям Владимирова. Судя по информационным утечкам, пока ставропольский губернатор проходит по уголовным делам своих заместителей в качестве свидетеля, однако нельзя исключать, что при определённых условиях этот статус изменится на более опасный для Владимирова.

Не ошибаемся, если предположим, что политическое будущее Владимирова сейчас находится в руках следователей СКР и ФСБ, ведущих уголовные дела в отношении его заместителей. От того, какие показания под давлением улик, собранных чекистами и сотрудниками СК, начнут в конце концов давать Александр Золотарёв и Роман Петрашов, зависит и личная судьба Владимирова.

Пока ставропольский глава находится в подвешенном состоянии. С одной стороны, уже почти месяц нет новых арестов в ближайшем окружении Владимирова, а сам губернатор края продолжает трудиться на занимаемой должности. Это даёт основания полагать, что, возможно, наиболее драматичный период в расследовании «ямальского дела» миновал: по горячим следам оснований для жёстких мер в отношении Владимирова (если, конечно, такие меры вообще замышлялись) реализовано не было, Золотарёв и Петрашов глупостей на допросах не наговорили. С другой стороны, нет никаких гарантий того, что новых арестов в ставропольской команде больше не будет. Пауза длиной в месяц могла быть сделана по политическим соображениям и способна оборваться в любой момент, обернувшись новыми криминальными скандалами с участием людей, приближённых к ставропольскому властному Олимпу.

Представляется, что после завершения традиционных всероссийских празднеств по случаю Дня Победы, то есть после 10 мая, в регионах страны снова появятся информационные поводы, связанные с арестами коррумпированных чиновников самого разного уровня и ранга. И нельзя исключать, что Ставропольский край вновь появится в топе соответствующих новостей. Другими словами, политическая судьба Владимирова может уже после майских каникул подвергнуться новым испытаниям. И если в объятия оперативников ФСБ и следователей СКР попадёт какой-нибудь ещё персонаж из команды Владимирова, то тогда отставка нынешнего ставропольского губернатора станет практически неизбежной.

 

31 марта, 2021 | Национальный Рейтинг Мэров (Январь-Март, 2021)

Пандемия и связанные с нею сильные негативные эмоциональные переживания волгоградцев затмили в последние месяцы традиционные проблемы Волгограда: аварии на объектах инфраструктуры ЖКХ, неудобную транспортную схему, неэффективную работу городских чиновников и т. д. В этом смысле, безусловно, ковид помог главе Волгограда Виталию Лихачёву и его команде выскользнуть из-под острой критики общественного мнения, недовольство которого было с осени 2020 года сосредоточено, прежде всего, на недостатках в работе системы здравоохранения – а это уже не муниципальный уровень ответственности. Пандемия весь последний год формирует социально-политическую повестку региональной жизни, позволяя волгоградцам «забыть» о существовании муниципальной власти, так как антиковидная политика полностью контролируется и реализуется федеральными и региональными властями.

Фактическая бесполезность системы местного самоуправления в тяжелейший карантинный период создала для муниципальных властей по всей стране выгодную «стратегическую паузу», которая не только позволила снизить уровень общественной критики в их адрес, но и открывает сейчас перед муниципалами возможность для имиджевого рывка – естественно, при условии наличия внятной и содержательной концепции такого хода. Волгоград в этом смысле не исключение. Сегодня Виталий Лихачёв, как и его коллеги в других городах РФ, получает во многом уникальный шанс на стремительную и успешную перезагрузку своего имиджа. Прежде всего, за счёт эффективного решения нескольких профильных задач.

Во-первых, это ранее начало дорожного ремонта. Традиционно с наступлением весны в Волгограде прошлогодний асфальт сошёл вместе со снегом. Обилие глубоких трещин и ям на дорогах, в том числе в центральных районах областного центра, вызывает массовое недовольство граждан, прежде всего, десятков тысяч автомобилистов. Если Виталий Лихачёв не упустит момент и в максимально короткие сроки организует зримое для горожан начало массового дорожного ремонта, то это, безусловно, добавит ему политических и репутационных очков.

Во-вторых, благоустройство дворов и улиц города. Разумеется, европейского или московского уровня чистоты в Волгограде никогда достичь не удастся. Однако имитировать бурную деятельность в этом отношении, как показывает многолетний опыт, вполне можно. И здесь команда Лихачёва может достаточно быстро получить позитивные лайки за точечно-очаговую чистоту от с трудом оправляющихся после пандемического шока волгоградцев.

Наконец, в-третьих, организация массовой кампании встряски управляющих компаний, которые как бы отвечают за поддержание порядка во дворах и подъездах домов. Здесь городским чиновникам практически ничего не нужно делать самим – достаточно поднять административно-информационную волну с привлечением различных контролирующих органов, демонстрируя «дорогим волгоградцам» привлекательные для общественного мнения качества власти: надзирать и наказывать в интересах защиты «простого народа». Причем, имиджевые сливки с этой кампании, при условии её эффективного проведения, снимут не только чиновники мэрии во главе с Лихачёвым, но и депутаты, органы прокуратуры и другие неравнодушные и заинтересованные структуры.

Все это может быть тем более важно для Виталия Лихачёва, что уже около месяца в Волгограде ходят слухи о вероятном уходе главы города в Госдуму в сентябре 2021 года. Так ли это на самом деле, пока сказать трудно. По оценкам ряда заслуживающих доверия местных наблюдателей, вероятность ухода Лихачёва в депутаты федерального парламента достаточно высока. Но даже если Виталий Лихачёв сам и не решится сменить кресло главы города-миллионника на депутатскую кнопку в Охотном ряду, ему всё равно придётся обеспечивать успех предвыборной кампании «единороссов» в областном центре. А, следовательно, три вышеназванные задачи (ремонт дорог, благоустройство дворов и улиц, встряска управляющих компаний) решать надо, и в достаточно короткие сроки.

 

Глава администрации Элисты Дмитрий Трапезников успешно использовал в своих интересах политическую паузу, возникшую в Калмыкии в период пандемии. Карантинные мероприятия летом-осенью прошлого года фактически, нейтрализовали массовое протестное движение в столице Степной республики, участники которого требовали отставки «варяга» Трапезникова. При этом и сам глава администрации Элисты не сидел, сложа руки, активно стремясь понравиться горожанам.

В отличие от главы Калмыкии Бату Хасикова, который в период пандемии растерял общественную поддержку и приобрёл огромное число врагов и критиков, Дмитрий Трапезников успешно реализовывал политику превращения своих противников в «нейтралов», а сомневающихся – в друзей. И хотя многочисленностью таких новых друзей глава администрации калмыцкой столицы похвастаться пока не может, тем не менее, открытых врагов у Трапезникова действительно стало меньше.

Дмитрий Трапезников сегодня является единственным руководителем в Элисте, который регулярно проводит личные приёмы граждан. Это очень выгодная позиция на фоне главы республики Бату Хасикова и председателя правительства Калмыкии Юрия Зайцева, которые всячески избегают формата личных приёмов жителей региона. В итоге Трапезников оказался самым «открытым» калмыцким чиновником, способным слушать простых людей и пытаться им помогать в решении их личных проблем.

Есть основания утверждать, что Трапезников также начал потихоньку дистанцироваться от деятельности республиканского руководства, которая вызывает всё больше жёсткой критики со стороны населения и местных элит. Во всяком случае, заслуживающие доверия источники приводят ряд эпизодов, когда Трапезников вежливо игнорировал указания весьма одиозного руководителя администрации главы Калмыкии Чингиза Берикова, связанные с мелкими политическими интригами. В отличие от адептов немногочисленной секты «твёрдых хасиковцев», которые феноменальными темпами плодят себе врагов в Калмыкии, попутно разрушая остатки социально-политической стабильности, Трапезников придерживается стратегии здравого смысла и тактики малых дел, последовательно реализуя курс на расширение числа друзей и союзников.

На мой взгляд, Дмитрий Трапезников вполне мог бы со временем возглавить правительство Республики Калмыкия. Тем более, что в последнее время поползли слухи о возможном возвращении Юрия Зайцева в ставропольскую политику (то ли в статусе депутата краевого Заксобрания, то ли даже в качестве сменщика Владимира Владимирова на посту губернатора региона). Сегодня Трапезников представляет собой наиболее адекватного чиновника в высшем эшелоне управления Степной республики. Это – неожиданный факт, учитывая скандальный характер «захода» Трапезникова в регион. Однако в итоге главе администрации Элисты удалось сделать то, что не получилось у главы республики. Трапезников, как и Хасиков, не совершил великих подвигов, но, в отличие от Хасикова, Трапезников смог достаточно успешно решать повседневные проблемы города и горожан, избегая при этом попадания в скандально-негативные ситуации. А по нынешним временам это в Калмыкии уже немало.

 

24 декабря, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года)

Для губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова 2020-й оказался в целом удачным годом. Созданная Бочаровым за последние 7 лет региональная политическая система достаточно успешно прошла испытания пандемией коронавируса и социально-экономическим кризисом, который эта пандемия спровоцировала.

Это не значит, что область выходит из високосного года без потерь и потрясений, в частности, в системе здравоохранения и в сфере малого и среднего бизнеса – в этом отношении ситуация близка к среднероссийским показателям. Несомненно, последствия этих вызовов будут преодолеваться региональными властями, как минимум, весь наступающий 2021 год. Однако потрясения 2020 года не спровоцировали в Волгоградской области конфликта элит, не привели к росту протестной активности или снижению уровня и качества управляемости территорией.

Одно из главных многолетних достижений Бочарова – социально-политическая стабильность и абсолютная управляемость политическим процессом в регионе – было сохранено в уходящем году. В преддверии выборов в Госдуму это обстоятельство, несомненно, играет в пользу волгоградского губернатора, прежде всего, в глазах федерального центра.

Сегодня нет никаких оснований сомневаться в успешном для партии власти проведении парламентских выборов в Волгоградской области, подготовка к которым уже идёт полным ходом. Все основные, а также потенциальные участники предстоящей кампании в Госдуму последние месяцы заняты согласованием интересов с обладминистрацией, подтверждением своей лояльности главе региона. Ни один из крупных, серьёзных политических игроков в области не строит сегодня свою предвыборную стратегию на конкуренции или, тем более, конфронтации с губернатором и региональной властью. В этом смысле пандемия и экономический кризис никак не изменили политический ландшафт в регионе: губернатор остаётся на нём самым главным политиком и единственным центром принятия решений, с которым все предпочитают договариваться, а не конкурировать.

В уходящем году обозначились признаки начавшейся интеграции Волгоградской области в новый амбициозный федеральный инфраструктурный проект международного транспортного коридора (МТК) «Север-Юг». Для региона этот проект обещает крупные перемены, и не только в сфере модернизации дорожной сети. Речь идёт о большой корректировке в среднесрочной перспективе всей региональной социально-экономической модели, её большей включенности в транспортно-логистический кластер страны. Не исключено, что это в итоге весьма заметно отразится и на областной политической структуре.

Ожидаемые в связи с этим перемены придутся как раз на завершение второго губернаторского срока Бочарова. Не случайно в местных элитах во второй половине 2020 года стали популярными гадания – останется Бочаров на третий губернаторский срок или нет. Соответствующих сигналов волгоградские элитарии уже ждут от Москвы. Впрочем, вряд ли они появятся раньше, чем завершатся очередные выборы в Госдуму 2021 года.

Судя по тому, как ведёт себя сегодня сам Андрей Бочаров – ровно так же, как и все последние семь лет, – он тонкими политическими рефлексиями не озабочен. Глава региона по-прежнему успешно позиционирует себя в общественном мнении в качестве ответственного и жёсткого управленца, прекрасно знающего не только проблемы конкретных поселений, районов и городов, но и способного их решать. Собственно, этого и ожидают от Бочарова и от власти в целом волгоградцы.

Внутриполитический и медийный блок в администрации Волгоградской области достаточно профессионально на протяжении всего 2020 года справлялся со своими обязанностями, максимально используя потенциал имиджа губернатора в решении задач управления социальными настроениями и региональным политическим процессом. Всё это дает основания полагать, что созданная Бочаровым в регионе модель «управляемой демократии», максимально копирующая путинскую модель на федеральном уровне, продолжает оставаться эффективной, обеспечивая необходимый федеральной власти контроль над важнейшим южным субъектом РФ.

 

Уходящий 2020 год показал всю жестокость эксперимента федерального центра с назначением Бату Хасикова на пост главы Калмыкии. Причём речь идет как о жестокости по отношению к Степной республике, так и к самому Хасикову, явно не подготовленному к столь тяжёлым испытаниям и получившему в нынешнем году от разочарованных земляков снисходительное прозвище «Физрук».

Для Калмыкии и лично Бату Хасикова 2020-й, наверное, был одним из самых худших годов 21 века. И дело не только в пандемии коронавируса – она лишь усилила депрессивные тенденции в социально-экономической и политической сферах республики, которые в значительной степени возникли как результат обвала завышенных общественных ожиданий, связанных со сменой руководства региона в марте 2019 года.

В уходящем году Хасикову и его команде не только не удалось решить застарелые проблемы республики (прежде всего речь идёт о долгожданном прорыве в сфере снабжения населения качественной питьевой водой, а также о создании новых рабочих мест), но они спровоцировали возникновение новых болевых точек. Кризис в животноводстве, связанный с провалами в работе по заготовке кормов и дополненный засухой и нашествием саранчи, массовая гибель рыбы в водоёмах региона превратились в крупные медийные и политические скандалы, вышедшие на федеральный уровень.

В 2020 году в республике разразился мощный политический кризис, обнаруживший глубокий конфликт элит, спровоцированный политической неэффективностью самого Хасикова и его внутриполитического блока. Этот кризис проявился, в частности, в «депутатском бунте» в Народном хурале (парламенте) Калмыкии, где возникла межфракционная депутатская группа с участием представителей «Единой России», КПРФ и «Справедливой России». Её участники заявили о поддержке курса президента Владимира Путина  и о неприятии политики Хасикова, которая, по мнению депутатов, идёт вразрез с установками российского лидера и дискредитирует их в общественном мнении Степной республики.

Окружение главы Калмыкии не придумало ничего лучше, как попытаться обвинить часть депутатов-«единороссов» в нелояльности федеральному центру, а также выдать «депутатский бунт» за «происки» бывших руководителей региона – Кирсана Илюмжинова и Алексея Орлова. И хотя эту позицию команды Хасикова поддержали некоторые чиновники на Старой площади, на самом деле такая интерпретация не имеет ничего общего с реальностью. Политический кризис 2020 года в Калмыкии – это, в первую очередь, дело рук нынешнего руководства республики, не способного сформулировать позитивную и консолидирующую повестку для региональных элит и социальных групп. Неадекватность представителей внутриполитического блока в администрации Хасикова сегодня стала уже притчей во языцех. Очевидно, что сохранение курса 2020 года в республиканской политике будет лишь воспроизводить и усиливать политический кризис в 2021 году.

Одним из итогов 2020 года в республике стало падение популярности «Единой России» и, напротив, рост интереса жителей Калмыкии к КПРФ и «Справедливой России». Судя по данным некоторых опросов общественного мнения, реальный рейтинг «ЕР» в Степной республике сейчас не превышает 13-15%. Очевидно, что с таким заделом выиграть предстоящие выборы в Госдуму партия власти сможет, только прибегнув к грубому административному ресурсу и масштабным электоральным манипуляциям. Кстати, на состоявшемся 4 декабря в Пятигорске заседании влиятельного экспертного клуба «Юг» уже прозвучали опасения относительно того, что нынешний политический кризис в Калмыкии может привести к консолидации оппозиционных групп и сил в ходе парламентских выборов 2021 года, сделав крайне сложной победу на них «Единой России». Очевидно, что эти опасения не беспочвенны: команда Хасикова сегодня превращается в главную проблему партии власти на предстоящих выборах в Госдуму.

В самой же команде Хасикова в 2020 году начался процесс распада. Осенью объявил о своём уходе Сангаджи Тарбаев – ближайший друг, советник и правая рука Хасикова, один из «отцов» его победы в 2019 году. Уходу предшествовали несколько конфликтов Тарбаева с главой республики, ставшие достоянием гласности. Из администрации Хасикова уволились также некоторые сотрудники рангом и значением поменьше. По слухам, через несколько месяцев может стать вакантной и должность председателя правительства Калмыкии. «Команда мечты» Бату Хасикова тает на глазах, рядом же с главой региона остаются, мягко говоря, не самые эффективные и подготовленные кадры, часть которых, похоже, больше озабочены не столько успехами шефа, сколько расстановкой родственников на хлебные должности.

Предстоящий 2021 год обещает быть не менее тяжелым для Калмыкии, чем уходящий 2020-й. Политический и социально-экономический кризис будут усиливаться, равно как и кризис управления. В общественном мнении Степной республики усиливаются ожидания смены власти, надежды на приход нового главы региона с профессиональной командой, способной хоть на какие-то перемены к лучшему.

Очевидно, что на этот раз новым главой Калмыкии должен быть жёсткий административно-политический менеджер, способный вести содержательный диалог с различными группами интересов, предлагая перспективную консолидирующую повестку. Наверное, желательно, чтобы новый глава Калмыкии имел также опыт военной, чекистской или полицейской службы. Потому что без такого опыта ушедшую в 2020 году вразнос калмыцкую политическую систему уже не сбалансировать.

 

27 августа, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2020)

Впервые за последние шесть лет в Волгоградской области зримо обозначилась внутренняя проблема, способная стать поводом не только к форсированному росту протестных настроений, но и, возможно, даже к уличным акциям протеста. Речь идёт о планах Волгоградской областной думы вернуть регион в московский часовой пояс. Эта идея не пользуется популярностью у большинства населения Волгограда и области: некоторое время назад на специальном референдуме жители региона высказались за возвращение к «волгоградскому времени».

Однако нынешнее руководство облдумы во главе с председателем Заксобрания Александром Блошкиным, апеллируя к итогам местного опроса, проведенного 1 июля совместно с голосованием по поправкам в Конституцию, запустило процесс пересмотра итогов референдума и направило в Госдуму законодательную инициативу о возвращении Волгоградской области в московский часовой пояс.

Судя по реакциям волгоградцев в соцсетях и на интернет-форумах, никакая другая инициатива власти не встретила у них столь жёсткого и активного сопротивления, как эта попытка Блошкина и его команды перевести стрелки волгоградских часов. Несомненно, сегодня «часовая инициатива» играет основную дестабилизирующую роль в региональном политическом процессе. Если народные избранники не откажутся от своей затеи, или им не дадут по рукам коллеги в Госдуме, то, вполне вероятно, следует уже осенью ожидать всплеска протестной активности в регионе. И тогда разруливать ситуацию придётся уже губернатору Андрею Бочарову.

Примечательно, что именно, мягко говоря, неудачная идея со сменой часовых поясов, да ещё в циничной форме игнорирования итогов регионального референдума, может стать главным вызовом для внутриполитического блока администрации Волгоградской области. Команде Андрея Бочарова пока удаётся успешно удерживать под контролем политическую ситуацию в регионе. Расшатать её в августе не смогли ни сохраняющая свою остроту пандемия коронавируса, ни угроза пожаров в сельских районах, ни ЧП в Тракторозаводском районе Волгограда, где в начале месяца взорвалась АЗС, принадлежащая «Газпрому». Посмотрим, насколько эффективно удастся волгоградскому губернатору купировать теперь скандал с часовыми поясами, спровоцированный руководством областной думы.

В августе Андрей Бочаров буквально завалил региональное информационное поле яркими сообщениями о своей деятельности. Среди несомненных его достижений – выигранная битва за урожай (в Волгоградской области собрано более 4,7 млн тонн зерна, что выше показателя 2019 года), позитивная статистка помощи предпринимателям, выделения жилья детям-сиротам, реализации новых проектов в сфере переработки сельхозпродукции, реализации программы переселения из аварийного жилья и т. д.

Несмотря на вызовы пандемии, Бочаров провёл 20 августа личный приём граждан, а также санкционировал очное обсуждение в формате общественной экспертизы стратегии развития Волгоградской области до 2030 года. Наконец, глава региона продемонстрировал публичное уважение и заинтересованность в сотрудничестве с новым прокурором области Денисом Костенко, побывав на заседании коллегии областной прокуратуры.

Особенностью уходящего августа 2020 года стало повышенное внимание лично губернатора и региональных властей в целом к экологическим проектам. Депутаты Волгоградской областной думы поддержали ранее высказанную инициативу Андрея Бочарова об объединении для спасения Дона усилий всех регионов, по территории которых протекает эта река. Особую роль при этом сыграла председатель областного Экологического совета при Заксобрании региона Ирина Соловьева, которая уже несколько лет успешно продвигает повестку спасения малых рек Волгоградской области, часть из которых являются притоками Дона. В новом донском проекте экологи-общественники и губернатор намерены действовать сообща, и это даёт основания полагать, что экологическая повестка будет оставаться одним из приоритетов региональной политики. Кстати, в середине августа в 13 районах Волгоградской области было проведено около 80 субботников в рамках акции «Чистые берега». В них приняли участие около полутора тысяч человек, которые очистили от сухостоя и мусора более 100 километров прибрежных территорий.

Важным успехом волгоградского губернатора в августе стало решение российского министра строительства и ЖКХ Владимира Якушева поддержать пилотный проект в регионе в рамках новой федеральной программы модернизации систем ЖКХ муниципальных образований в составе соответствующего национального проекта. Немаловажно и то, что Бочаров получил высокую оценку Якушева за реализацию нацпроекта «Жильё и городская среда», за комплексный поход к развитию территорий. Так, по словам Якушева, «площадки, которые сегодня осваиваются (в Волгоградской области – А. С.), имеют длинный горизонт планирования. Важно и то, что, в отличие от многих регионов, Волгоградская область задействует на них ресурсы сразу нескольких федеральных проектов». Согласно данным департамента стратегических проектов Минстроя и ЖКХ, в регионе сданы свыше 30% запланированных на 2020 год объектов в сфере благоустройства, а также успешно решаются вопросы, связанные с восстановлением прав обманутых дольщиков. В актив Бочарову записаны также перевыполненные показатели по расселению аварийного жилого фонда и обновлению коммунальных систем по федеральным проектам «Оздоровление Волги» и «Чистая вода».

Серьёзным ресурсом для региональной власти, прежде всего, научным, интеллектуальным, являются сегодня волгоградские вузы. И здесь несомненным лидером становится Волгоградский государственный университет (ВолГУ), выступающий в качестве одного из главных партнеров областной администрации. Новый руководитель ВолГУ Алла Калинина выступила с рядом новых научно-практических инициатив, которые стали реакцией на новые вызовы для Волгоградской области. В частности, в связи с перспективами форсированной реализации проекта международного транспортного коридора «Север-Юг», в который также будет вписан и Волгоградский регион, Алла Калинина создала в ВолГУ рабочую группу по разработке междисциплинарного образовательного и научно-практического проекта «Восточный вектор». Одна из целей проекта – содействие эффективной интеграции региона в инфраструктуру МТК «Север-Юг». Инициатива ВолГУ уже вызвала интерес в региональном и столичном экспертном сообществе, а также в ряде госструктур. Очевидно, что «Восточный вектор» не останется и без внимания губернатора Волгоградской области.

 

Завершение лета 2020 года трудно назвать удачным для главы Калмыкии Бату Хасикова. После его внезапного исчезновения (как оказалось, в отпуск в Сочи) у Хасикова был обнаружен коронавирус, что стало причиной его самоизоляции.

Глава республики, за которым и так закрепилась репутация не слишком активного «трудоголика», в очередной раз передал управление Калмыкией председателю регионального правительства Юрию Зайцеву. Как утверждают злые языки в Элисте, Калмыкия, конечно, от этого только выиграла, так как, в отличие от Хасикова, Зайцев показал себя достаточно надёжным менеджером: хотя команде Зайцева и не удалось совершить социально-экономических чудес, тем не менее, она смогла не допустить обвала социально-экономической ситуации в Калмыкии. А это было весьма непросто, учитывая высокий уровень поражения региона коронавирусной инфекцией, сохраняющийся столь же высокий уровень протестных настроений и слишком заметную профильную неэффективность главы республики.

Несомненно, не добавит политических очков Бату Хасикову и скандал, связанный с нападением 20 августа на депутата Народного хурала (парламента) Калмыкии «единоросса» Арслана Кусьминова. Двое неизвестных избили парламентария дубинками практически в центре Элисты. Этот скандал получил широкий резонанс в республике, так как Кусьминов известен как критик спикера Народного хурала Анатолия Козачко – доверенного лица Хасикова в парламенте, да и самого главы Калмыкии тоже.

Нападение на Арслана Кусьминова произошло вскоре после его критического выступления в Заксобрании региона. Очень многие в Элисте сегодня видят в этом инциденте попытку запугать не согласных с действиями Хасикова и его команды. Впрочем, с реальной подоплекой преступления, очевидно, скоро разберётся следствие. Сам глава Калмыкии поспешил выступить с заявлением о необходимости «тщательного и прозрачного расследования» ЧП с нападением на депутата». В свою очередь Кусьминов связывает нападение 20 августа со своей профессиональной депутатской деятельностью.

Избиение Арслана Кусьминова, очевидно, свидетельствует о сохранении неблагоприятных тенденций в развитии социально-политической ситуации в Калмыкии. Возвращение в республику методов политической борьбы из 90-х годов повышает уровень социальной тревожности, фиксирует признаки обострения и без того жёсткого конфликта элит.

Хасикову так и не удается взять под контроль регион, действия его команды, прежде всего, внутриполитического блока, трудно назвать эффективными. В республике не утихают слухи о скором уходе Хасикова со своего поста, что свидетельствует о сохраняющемся массовом общественном запросе на смену руководства республики.

В этой связи представляется непростой предстоящая 13 августа кампания перевыборов органов местного самоуправления в сельских районах Калмыкии. Источники в республике сообщают о наличии в целом ряде районов серьёзной оппозиции Хасикову, в состав которой входят местные лидеры общественного мнения, влиятельные предприниматели и политические активисты. По мнению ряда калмыцких наблюдателей, команде Хасикова будет весьма непросто одержать победу на местных выборах. В случае же использования методов жёсткого административного принуждения и подтасовки результатов голосования ситуация и вовсе может начать развиваться по хабаровскому или белорусскому сценарию, полагают независимые наблюдатели.

Бату Хасиков пытается со второй половины августа как-то лично поучаствовать в идущей полным ходом муниципальной избирательной кампании – выборах депутатов районных муниципальных образований (РМО) и представительных органов власти более низкого уровня. Правда, пока он предпочитает это делать, сидя в Элисте, где, кстати, никаких выборов не планируется. Сельские же рабочие поездки Хасикова в августе были ограничены единственным визитом в Юстинский район, где он побывал 19 августа. Кстати, в Юстинском районе располагается поселок Бергин – родовое гнездо главы Калмыкии. Хасиков, как мог, продемонстрировал свою поддержку врио главы района Геннадию Очирову, посетив объекты ветроэнергетики и пообещав решение проблемы водоснабжения жителям поселка Цаган-Аман. Пока трудно сказать, какой электоральный эффект возымеют эти обещания Хасикова в других сельских районах Калмыкии, где глава региона весьма нечастый гость. В целом приходится признать, что Хасиков явно далёк от работы в интенсивном предвыборном режиме.

Более того, в разгар избирательной кампании и пандемии коронавируса, при сохраняющейся остроте социально-экономического кризиса, Хасиков вновь уехал на несколько дней из Калмыкии, чтобы 21 августа принять участие в качестве лектора в 5-й смене Всероссийского молодежного образовательного форума «Территория смыслов». Такого рода праздные отлучки являются сильнейшим социальным раздражителем для республиканского общественного мнения. Никаких дополнительных политических и репутационных очков Хасикову они внутри Калмыкии не приносят. Скорее, есть обратный, весьма негативный эффект.

Важным событием для Степной республики в августе стало назначение нового руководителя регионального Следственного управления СКР. Эту должность занял полковник юстиции Алексей Сердюков, имеющий безупречную репутацию настоящего профессионала и принципиального борца с коррупцией и должностными преступлениями. Для команды Хасикова это назначение может стать проблемой. До недавнего времени исполняющим обязанности главы СУ СКР по Калмыкии был первый заместитель руководителя управления полковник Анатолий Надбитов. Говорят, при посредничестве руководителя администрации главы республики Чингиса Берикова (в прошлом – следователя прокуратуры) у Надбитова сложились весьма тесные отношения с Хасиковым. По слухам, это обстоятельство использовалось членами команды главы республики, который остро нуждался в повышении разными способами своего авторитета в глазах местной элиты.

Назначение Алексея Сердюкова означает перезагрузку отношений между «Белым домом» (резиденция главы Калмыкии) и офисом СУ СКР на улице Герасименко. По слухам, Бериков и Надбитов сегодня активно пытаются «подружить» Хасикова с Сердюковым. В принципе, очевидно, что конструктивное сотрудничество главы региона и руководителя одного из ключевых правоохранительных ведомств является залогом их успешной работы. Главное, чтобы эти отношения не были испорчены налётом кумовства и избирательного подхода к борьбе с коррупцией.

Новый глава СУ СКР по Калмыкии сегодня демонстрирует безупречный стиль работы – в первые же дни полковник Сердюков не только провёл совещание по проблеме раскрытия резонансных уголовных дел, но и отправился в Лаганский район, чтобы провести личный прием граждан. Очевидно, что Алексей Сердюков возьмёт под личный контроль и уголовное дело, возбужденное после нападения на депутата Народного хурала Арслана Кусьминова.

Жесткий и профессиональный подход полковника Сердюкова к своим служебным обязанностям, возможно, не понравится тем калмыцким чиновникам, которые привыкли к совсем иным стандартам работы, обросли местечковыми интересами и сомнительными связями, научились использовать должностное положение для сведения счётов с неугодными. Тем более, что СУ СКР может заняться вскоре и самими этими чиновниками. В этом смысле приход Алексея Сердюкова на должность главы СУ СКР следует рассматривать как важный и позитивный политический жест со стороны федерального центра в отношении Калмыкии.

 

25 июня, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2020)

Июнь оказался успешным политическим месяцем для губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова. Прежде всего, потому, что глава региона получил публичную высокую оценку от руководителя Минздрава РФ Михаила Мурашко за действия в период пандемии коронавируса. «Волгоградская область очень хорошо подготовилась к приему пациентов с инфекцией. Мы видим, что количество пациентов, которое обслуживает Волгоградская область, позволяет полностью обеспечить их и реанимационной защитой, и стационарной помощью. Мы видим хорошие результаты, в том числе, и по оказанию помощи плановой», – заявил Мурашко во время рабочего визита в Волгоград 20 июня. Учитывая, что именно действия региональных властей в части реагирования на вызовы пандемии наиболее внимательно оцениваются администрацией президента РФ и руководством правительства РФ последние четыре месяца, можно считать, что коронавирусный экзамен Бочаров успешно сдал. Да, в регионе, как и по всей стране, сохраняется определенный уровень заболеваемости ковидом, однако при этом уровень смертности от инфекции остаётся ничтожным, не произошло и обещанного критиками губернатора коллапса областной системы здравоохранения.

Фактическое прекращение периода самоизоляции и относительно жёстких карантинных мер не привело к росту протестной активности в Волгоградской области. Это не значит, что граждане довольны уровнем и качеством жизни. Экономический кризис, к которому страна пришла раньше периода пандемии, никуда не делся. Однако проявления социальной тревожности в регионе сегодня локализованы на уровне бытового общения и общения в социальных сетях, каких-либо попыток трансформировать настроения социального недовольства в акции политического протеста в Волгограде не зафиксировано. Сложно сказать, является ли такое положение дел результатом работы внутриполитического блока обладминистрации, или же оно объясняется политической ленью волгоградцев и отсутствием серьёзного запроса на протест в региональных элитах. Скорее всего, свою роль в разной мере сыграли все эти факторы.

Абсолютное большинство групп региональной элиты, в том числе и не симпатизирующих деятельности администрации Бочарова, продолжают придерживаться стратегии

нацеленности на сотрудничество с нею или, на худой конец, демонстрируют политический нейтралитет. Реальная оппозиция главе региона отсутствует, попыток объединения недовольных групп местной элиты в некие оппозиционные или  альтернативные общественно-политические структуры не зафиксировано. Более того, в связи со слухами о возможных досрочных выборах в Госдуму следует ожидать активизации действий со стороны местных политиков и политически озабоченных волгоградских бизнесменов по поиску поддержки их амбиций на проспекте Ленина, 9 (резиденция губернатора Волгоградской области).

В период пандемического кризиса в регионе произошла замена руководителей областной прокуратуры и областного суда. На фоне кадровых перемен в руководстве областных управлений СКР и ФСБ, случившихся на протяжении последнего года, эти ротации свидетельствуют о закреплении курса федерального центра на полное обновление глав правоохранительных и силовых ведомств в Волгоградской области (свой пост пока сохраняет начальник ГУ МВД по региону генерал Кравченко, вопреки всем слухам о якобы скором уходе). Пока сложно сказать, насколько эти кадровые перемены устраивают Андрея Бочарова. Достоверно известно, что в настоящее время никаких конфликтов между главой области и «золотопогонной корпорацией» нет. И это обстоятельство в политическом отношении играет в пользу главы области.   

В пользу губернатора может сыграть и подготовка к проведению голосования по поправкам в Конституцию, намеченного на 1 июля. Хотя некоторые анонимные и полуанонимные Телеграм-каналы (по слухам, оплачиваемые людьми из близкого окружения находящегося во всероссийском розыске экс-главы регионального Управления Ростехнадзора Игоря Исаева) и пытаются дискредитировать предстоящий плебисцит в Волгоградской области, их усилия не привели к какому-то заметному результату. Очевидно, что голосование в регионе пройдет спокойно, при достаточно высокой явке (организаторы совместили голосование по конституционным поправкам с местным референдумом о возможном переходе на московское время).

Хотя абсолютное большинство волгоградцев, как и россиян в целом, не понимает сути предлагаемых изменений в Конституцию, они пока не готовы отвергать предложения власти к участию в политической сделке в обмен на небольшие социальные и финансовые преференции. Во всяком случае, реальной альтернативы они таким предложениям сегодня не видят.    

 

В Калмыкии в течение всего срока пандемического кризиса происходило интенсивное размывание пространства региональной власти. По состоянию на июнь 2020 года можно утверждать, что в Степной республике окончательно оформилось фактическое двоевластие. Первый полюс власти, всё более формальный, представляет глава региона Бату Хасиков, второй полюс, всё более реальный – председатель республиканского правительства Юрий Зайцев.

Период карантинных мер серьёзно укрепил роль института правительства в Калмыкии. Именно в руках Юрия Зайцева и его министров была сосредоточена реальная ответственность и, соответственно, полномочия по управлению регионом. Глава Минздрава Калмыкии Юрий Кикенов вообще на какое-то время стал почти национальным героем, лично занявшись процессом организации лечения больных коронавирусом. И хотя надолго удержать ему этот статус не удалось, он фактически полностью убрал фигуру Хасикова из информационной повестки, связанной с темой пандемии.

Сложно сказать, почему крайне амбициозный Хасиков допустил появление модели двоевластия в республике. Возможно, он сам решил сбросить на главу правительства крайне обременительный и скучный груз решения повседневных проблем граждан, да ещё и в экстремальных условиях смертельно опасной инфекции. Не исключено, что Хасикову рекомендовали так поступить его кураторы в Москве, прекрасно понимающие, что максимум, на что может хватить потенциала бывшего спортсмена в период Covid-19, так это стать испытателем спасительной вакцины. Впрочем, и в этом амплуа Хасикову выступить не удалось. Как бы там ни было, сегодня именно Юрий Зайцев становится реальным руководителем Калмыкии, и, возможно, это не самый плохой вариант и для жителей региона, и для самого Хасикова.

Июнь стал для Бату Хасикова временем политических неудач. Явно походит к концу затянувшийся период политического спокойствия. Возможно, скоро глава республики будет с ностальгией вспоминать три месяца карантинной жизни, когда калмыцкая оппозиция была лишена возможности выйти на улицу. Лидеры движения «Элиста – это наш город», собиравшие сотни и тысячи людей на митинги в столице региона в октябре-декабре 2019 года, заявили о намерении в ближайшее время снова вернуться к протестным акциям. И есть основания полагать, что новая волна митингов будет не менее многочисленной и агрессивной, чем в конце 2019 года. Проверить это можно будет уже через несколько дней: оппозиционеры намерены провести первый постпандемийный митинг 30 июня, в ходе которого планируют призвать не только к отставке Хасикова, но и к голосованию против поправок в Конституцию 1 июля. Пока трудно сказать, где именно пройдет акция – площадь Победы в Элисте, на которой в основном проводятся массовые общественно-политические мероприятия, сегодня находится на реконструкции. Поэтому лидерам калмыцкой оппозиции придётся поискать ей замену.

Бату Хасиков, похоже, начал свою подготовку к встрече уличного удара калмыцкой оппозиции. В начале июня он назначил нового руководителя внутриполитического блока своей администрации – им стал Савар Тарбаев, бывший районный судья и, по слухам, родственник его близкого друга шоумена Сангаджи Тарбаева. Возможно, с назначением юриста на должность главы управления внутренней политики следует частично связывать появление новой тактики администрации Хасикова по борьбе с критиками главы региона: местные правоохранительные органы стали возбуждать дела против тех граждан, кто нелицеприятно отзывается о Хасикове в соцсетях. Одной из первых жертв такой стратегии оказалась местная пенсионерка, попавшая под прессинг полиции и судебного преследования. Очевидно, что такая тактика элистинского Белого дома (резиденции главы республики, парламента и правительства Калмыкии) не принесёт умиротворения общественного мнения, но, напротив, вызовет ещё большую волну ненависти. В Калмыкии не штрафуют людей даже за острые высказывания в адрес Путина, получается, что для чиновников Хасикова формальный имидж их патрона важнее имиджа президента России…

Не исключено, что из Москвы скоро последует реакция по вразумлению Хасикова и его чиновников, ответственных за внутреннюю политику (прежде всего, Чингиза Берикова, которого называют автором идеи со штрафами по суду за «оскорбление величия»). Тем более, что и в рядах калмыцкой полиции, по слухам, растёт число недовольных указаниями начальства о преследованиях земляков за резкие высказывания в адрес «Бату-Хана». Очевидно, что в Москве точно не хотят возникновения ненужной напряженности в рядах местных силовиков, тем более, в эти неспокойные для всей страны кризисные времена.

В целом внутриполитический блок администрации главы Калмыкии продолжает демонстрировать свой непрофессионализм, отсутствие понимания того, как можно стабилизировать обстановку в республике и взять под контроль оппозиционные группы. Ставку на полицейские и судебные репрессии вряд ли можно считать эффективной при отсутствии зримых достижений в социально-экономической сфере. Не добавляют устойчивости политической системе Степной республики и не утихающие слухи о скорой отставке Хасикова. Возможно, носители этих слухов пока выдают желаемое за действительное, однако их активное тиражирование и доверие к ним свидетельствует о растущем запросе в общественном мнении Калмыкии на смену главы региона.

 

29 апреля, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2020)

Из всех трех регионов Нижнего Поволжья именно в Астраханской области были введены самые жёсткие карантинные меры в связи с пандемией коронавируса. Такая стратегия была принципиальным личным выбором губернатора Игоря Бабушкина, который 30 марта в своём видеообращении объявил астраханцам, что «время уговоров прошло». По состоянию на 25 апреля в миллионной Астраханской области было зарегистрировано 277 инфицированных COVID-19, четыре человека умерли, 42 выздоровели.

Судя по статистке заболеваемостью коронавирусом и потерь от него, жёсткие меры в Астрахани пока не оказались заметно эффективнее щадящего карантинного режима в той же соседней Волгоградской области. Несмотря на усилия региональных властей, COVID-19 продолжает распространяться. Согласно зафиксированным нормативам, в Астраханской области должно быть подготовлено в медицинских учреждениях не менее 500 мест для коронавирусных больных. Бабушкин дал поручение ещё в начале апреля удвоить эту цифру и обеспечить для пораженных COVID-19 не менее 1 тысячи койко-мест. Здесь главе региона активно помогают представители «Газпрома», предоставившие ведомственную больницу в качестве резерва для принятия коронавирусных больных. Таким образом, стратегическое партнерство Бабушкина и «Газпрома» успешно проходит проверку на прочность в период пандемии. 

Отличительная особенность административного стиля Бабушкина в период пандемии – личное активное информационное присутствие по этой горячей повестке. Бабушкин явно взял для себя в качестве примера президента Владимира Путина. Губернатор регулярно выступает перед астраханцами с видеообращениями по вопросам карантинной политики, пытается разъяснять принимаемые властями меры, демонстрируя одновременно свою жёсткую решимость эти меры реализовать, несмотря ни на что.

Бабушкин проявил себя за время пандемии не только сторонником жёстких карантинных мер, но и противником популистских решений. Он честно признал, что сегодня никто не в состоянии решать две задачи одновременно – спасать людей от опасной инфекции и обеспечивать их занятость, неуязвимость бизнес-проектов, привычную работу предприятий и организаций. «Мы будем спасать людей», – заявил 11 апреля Бабушкин, пообещав учитывать, насколько это возможно, экономические интересы региона и между делом осудив популистов из числа некоторых депутатов и блогеров.

Следует отметить, что лично у Бабушкина нет бизнес-интересов в Астраханской области, во всяком случае, пока. Зато у губернатора есть явные и скрытые противники из числа местной элиты, контролирующей многие объекты и сферы региональной экономики. В интересах главы области – ослабить своих оппонентов. В этом смысле Бабушкину даже будут выгодны экономические проблемы у местных элитариев, так как они приведут к дополнительному ослаблению ресурсных и политических позиций антигубернаторской фронды.

В то же время выбор приоритетов в ситуации пандемии (спасать людней, а не бизнес) может быть связан с абсолютной уверенностью Бабушкина в том, что федеральный центр не оставит без финансовой поддержки Астраханскую область. Очевидно, Бабушкин уверен в прочности своих политических и лоббистских позиций в Москве. Для него сейчас важно не разочаровать президента страны показателями в борьбе с коронавирусом, а ключевой из них – смертность и уровень выживаемости зараженной группы населения региона.     

————————-

Как и для всех других глав регионов РФ, коронавирусный кризис стал для волгоградского губернатора Андрея Бочарова неожиданным и серьёзным испытанием. Однако почти два месяца жизни Волгоградской области в режиме постоянной угрозы со стороны COVID-19 показывают, что Бочаров и его команда в целом довольно успешно контролируют ситуацию. С момента начала пандемии в регионе заболело коронавирусом менее 250 человек, пятеро из них умерли, 37 – выздоровели. Для области с населением около 2,5 млн человек эти показатели вряд ли могут стать причиной панических настроений из-за коронавирусной инфекции.

Важная особенность политического стиля Бочарова – он лучше всего чувствует себя именно в чрезвычайных ситуациях. Как показала первая пятилетка волгоградского губернатора, он абсолютно уверенно действует в условиях, приближенных к боевым. Ландшафтные пожары, наводнения – во всех этих ситуациях Бочаров не только очень быстро мобилизовался сам, но и оперативно переводил на «военные рельсы» работы свою команду. Нынешняя пандемия – не исключение, она погрузила волгоградского губернатора в «кислотную среду», в которой он как раз и может раскрыть самые лучшие свои качества.

Несмотря на истерики коммерческих недоброжелателей Бочарова в соцсетях и Telegram-каналах, никаких серьёзных проблем в регионе с лечением коронавирусных больных сегодня нет. Ещё в конце марта губернатор подготовил к приему заболевших COVID-19 три крупных медицинских учреждения в областном центре. Они готовы в любой момент принять одновременно 2,5 тысячи больных. И это лишь первый эшелон обороны от коронавирусной угрозы, есть и второй, в обеспечении которого задействованы уже не только гражданские медики, но и военные специалисты.

Бочаров создал достаточно эффективную систему информирования (с участием как СМИ, так и мессенджеров и соцсетей) различных групп населения  о действиях региональной администрации в период пандемии, о мерах профилактики COVID-19 и т. д. Чрезвычайной ситуацией попытались воспользоваться сидящие под вынужденным карантинным «домашним арестом» местные сторонники Алексея Навального, а также традиционно «воюющие» с Бочаровым некоторые политические и бизнес-кланы из числа сотрудников аппарата полпреда президента в ЮФО, некоторых коррумпированных силовиков, депутатов и «акул» мусорного бизнеса. Примечательно, что все они пытаются сегодня действовать через одни и те же информационные ресурсы, очевидно, работая не столько на общественное мнение, сколько на мониторинговые службы администрации президента. Оценить успешность или неуспешность этого уровня политической конкуренции пока не представляется возможным, хотя наверняка на Старой площади уже обратили внимание на замечательное антигубернаторское партнёрство в регионе сторонников Навального и некоторых федеральных чиновников и депутатов.    

Хотя Бочаров – бывший полковник ВДВ и вроде бы должен быть склонен к ставке на самые жёсткие профилактические и карантинные меры, тем не менее, в Волгограде и области всё это время власти проводили достаточно сбалансированную режимную политику. Они стремились, с одной стороны, максимально контролировать рост заболеваемости, обеспечение максимально эффективной работы местной системы здравоохранения и повышение уровня «выживаемости» больных, а с другой стороны, не допустить, чтобы COVID-19 угробил малый и средний бизнес в регионе. Последнее обстоятельство волнует сегодня волгоградцев гораздо больше, чем риск подхватить коронавирусную инфекцию.

Очевидно, что пандемия рано или поздно схлынет и оставит после себя руины от региональной экономики, если её не защитить уже сегодня. Областные власти объявили о ряде инициатив по поддержке малого и среднего бизнеса, однако пока желаемого социального эффекта они не дали. В регионе есть очевидные признаки роста социальной напряжённости из-за неуверенности людей в завтрашнем дне. Впрочем, это общефедеральная тенденция, которая напрямую зависит от макропоказателей российской экономики, и здесь Бочаров, как и другие главы субъектов РФ, вряд ли смогут прыгнуть выше своей головы.

 

Июль 31, 2019 | Национальный Рейтинг Мэров (Июнь-Июль, 2019)

Проработавшая ровно два месяца (с 29 мая 2019 года) в должности врио главы администрации Элисты Галина Васькина вряд ли может записать на свой счёт какие-то заметные управленческие успехи. Бывшая вице-мэр Элисты по социальным вопросам неожиданно для себя оказалась во главе столицы Калмыкии: это произошло после таинственного исчезновения элистинского мэра Окона Нохашкиева, который не смог найти общего языка с новым главой республики Бату Хасиковым. В отличие от Нохашкиева, Васькиной это удалось, конечно, не без поддержки и живого участия ее земляка Чингиса Берикова, который сегодня возглавляет администрацию Хасикова.

Беглый анализ короткой деятельности Васькиной на посту врио главы администрации Элисты показывает, что ее приоритетами в июне-июле 2019 года было поддержание в рабочем состоянии мэрии калмыцкой столицы, что имеет большое значение в преддверии выборов депутатов Элистинского городского собрания (ЭГС) и главы Калмыкии, а также обеспечение постепенной ротации руководящих кадров администрации города. При Васькиной, в частности, произошла замена руководителей трёх ключевых отделов мэрии Элисты — образования, потребительского рынка и муниципального контракта. Новым первым вице-мэром Элисты Васькина назначила (разумеется, по рекомендации Чингиса Берикова) другого своего земляка Хонгора Марилова, который, по слухам, после 8 сентября сменит уже саму Васькину на посту главы Элисты.

Важнейшая политическая задача Галины Васькиной сегодня – максимальное содействие прохождению в ЭГС депутатов от «Единой России», согласованных с командой Бату Хасикова, а также спокойное проведение на территории муниципалитета выборов главы Калмыкии. Очевидно, от того насколько успешно для партии власти пройдут выборы в городской парламент, и насколько конструктивной будет в этом роль врио главы администрации Элисты, зависит и дальнейшая политическая судьба Галины Васькиной.

Хотя Васькина уже давно находится в статусе работающего пенсионера, на заслуженный отдых она, судя по всему, не собирается. Вполне вероятно, что и после 8 сентября Васькина найдёт себя в новой команде управленцев, которая придёт к власти в Элисте при поддержке Бату Хасикова. Очевидно, что при общем критическом отношении нынешнего белого дома к уходящей городской власти, необходимо будет сохранять определённую аппаратную преемственность в деятельности мэрии калмыцкой столицы. И Галина Васькина может весьма пригодиться в решении этой задачи.

С одной стороны, Васькина пользуется доверием команды Бату Хасикова, с другой стороны, она имеет «генетические» связи с «традиционной» калмыцкой бюрократией, так как начинала свою деятельность в органах управления ещё в эпоху Кирсана Илюмжинова. Сочетание двух этих факторов, а также ее включенность во влиятельную «яшкульскую группу» во главе с Бериковым, дает основание предполагать, что Васькина останется заметной фигурой в элистинской городской политике.

 

Апрель 20, 2015 | Регионы России: Рейтинг Мэров (Апрель, 2015)

Система городской власти в Волгограде по-прежнему находится в глубоком кризисе, связанном с низким уровнем компетентности и отсутствием поддержки со стороны общественного мнения. Губернатор региона Андрей Бочаров, до сих пор снисходительно относившийся к сити-менеджеру Александру Чунакову и главе областного центра. председателю гордумы Андрею Косолапову, весной 2015 года впервые объявил о своих претензиях к администрации города и депутатскому корпусу городского собрания. Бочаров лично пришел в гордуму, и выступая перед депутатами, Чунаковым и Косолаповым, предупредил их о персональной ответственности за происходящее в областном центре.  «Или вы начнете работать и выполнять свои обязанности, или мандаты на стол», — заявил губернатор. Этот демарш городские чиновники и политические эксперты расценили как последнее предупреждение: судя по всему, если до конца осени 2015 года в Волгограде не начнутся хотя бы точечные позитивные перемены (в ремонте дорог, благоустройстве, наведении порядка на рынках, в земельной политике и т.д.), то отставок в руководстве города уже не миновать.

Открытое недовольство губернатора работой городских властей усилило закулисное соперничество между Александром Чунаковым и Андреем Косолаповым. Эти два муниципальных руководителя не слишком любят друг друга, хотя и стараются не проявлять своих чувств на публике. Каждый из них обзавелся собственными пиарщиками (не слишком высокого профессионального уровня, правда), которые пытаются при ограниченности информационных ресурсов решать задачи информационного спасения своих клиентов — за счет друг друга. Журналисты и блогеры, обслуживающие интересы Чунакова, пытаются все городские грехи сваливать на Косолапова, а аналогичные специалисты, обслуживающие председателя гордумы, столь же задорно переводят стрелки на сити-менеджера и его администрацию.

Стратегию «взаимного слива», команды городских начальников дополняют распространением слухов о наличии у них серьезных покровителей за пределами областного центра. Так, люди близкие к Косолапову активно и «по секрету» делятся с журналистами, блогерами и экспертами о якобы особо доверительных отношениях главы города с губернатором Андреем Бочаровым, а из окружения Чунакова последний месяц столь же активно и также «по секрету» расходятся слухи о якобы его внезапной дружбе с первым заместителем руководителя президентской администрации Вячеславом Володиным. Очевидно, что пиарщики Косолапова и Чунакова пользуются тем, что никто не может проверить подлинность этих слухов. Впрочем, недавний весенний разнос, учиненный городским головам губернатором, уже поставил под сомнение надежность и достоверность сплетен об их высоких покровителях. 

Не добавляет оптимизма городской бюрократии и заявление губернатора Бочарова о том, что Волгоград, наряду с городом Волжским и пригородным Городищенским районом, является одним из эпицентров коррупции в регионе. На протяжении последних недель показательные задержания коррупционеров уже произошли в Городище, и теперь местные наблюдатели ожидают аналогичных событий в областном центре.

В соперничестве Андрея Косолапова и Александра Чунакова пока аппаратный перевес на стороне сити-менеджера. Глава региона позволил Чунакову завести в администрацию областного центра нескольких преданных ему людей, Бочаров прикрывает сити-менеджера от политических последствий некоторых особенно резонансных информационных скандалов (прежде всего, связанных с драматическими историями, в которых фигурируют ветераны Великой Отечественной войны). Очевидно, что Чунаков пока нужен региональному руководству и, скорее всего, останется на посту сити-менеджера до тех пор, пока не будут решены вопросы о новых собственниках и менеджерах таких структур, как «Горводоканал» или муниципальные электросети. После этого в услугах Чунакова региональная власть вряд ли будет нуждаться, тем более учитывая негативный имидж неуспешного сити-менеджера и отсутствие у него какой-либо общественной поддержки. 

Отличительная черта нынешнего городского руководства Волгограда — его поразительная неспособность наладить диалог с общественным мнением. Информационная политика сегодняшней мэрии Волгограда одна из самых неэффективных и провальных за всю новейшую историю городского самоуправления. Чунаков и Косолапов представляют собой «политических невидимок», физическое существование которых лишь предполагается горожанами, и которые никак не укладываются в долгожданный образ «настоящих хозяев Волгограда» или «отцов города».

Призрачный характер городской власти является одной из причин затянувшейся массовой общественной депрессии в Волгограде. Не видя хозяина в городе, горожане не видят и способов решения многочисленных городских проблем. В поисках альтернативы «муниципальным невидимкам», общественное мнение начинает ожидать от губернатора долгожданного «волгоградского прорыва». И если признаки таких перемен к лучшему не обозначатся до конца 2015 года, то, похоже, расплачиваться за это — своим рейтингом и уровнем общественной поддержки — будет уже Андрей Бочаров.  

 

Май 12, 2014| Регионы России: Рейтинг Мэров

Место, которое занимает город Волгоград в данном Рейтинге, не удивительно. В городе просто-напросто нет полноценного главы и мэра. По общему представлению жителей Волгограда, полноценным главой города, его мэром, может быть только тот, кто будет избран населением на прямых выборах. В нашем городе такого руководителя нет уже более трех лет, начиная с февраля 2011 года, после того, как депутаты изменили Устав Волгограда и решили, что городом отныне будут ведать два человека: мэр (глава города, председатель гордумы) и сити-менеджер (глава администрации). При этом ни тот, ни другой не избираются населением. Многочисленные опросы показывают, что такую ситуацию жители города не понимают и категорически не приемлют, считая, что в городе просто нет реального хозяина. В Волгограде нынешнее руководство, что глава города, что глава городской администрации, безусловно, как эффективные муниципальные чиновники населением не воспринимаются.   В городе последние годы происходит нескончаемое накопление проблем в самых разных областях, отсутствует реальная политика по благоустройству, происходят многочисленные скандалы, связанные с работой городских чиновников. Всё это в итоге и привело к тому, что уровень доверия и уважения к муниципальной власти находится ниже уровня городской канализации. Поэтому, то место, на которое эксперты ЦИК «Рейтинг» поставили Волгоград в этом своём исследовании, не является ошибкой или некой погрешностью. Это — реальная ситуация, которая, к сожалению, в Волгограде существует. Я полагаю, что сейчас налицо реальная потребность в новом руководстве города, которое должно быть избрано населением. Главой города должен стать нормальный хозяйственник и муниципальный чиновник, понимающий, что такое миллионный мегаполис со всеми его проблемами.

Главная тема, которая является своеобразным «бродячим сюжетом» местного общественного мнения, это настоятельная потребность хоть каких-то позитивных перемен. Все перемены в Волгограде в последние годы были переменами к худшему. Волгоград сегодня это город-чемпион по количеству управляющих компаний в сфере ЖКХ, которые являются мошенниками. Горожане уже не требуют каких-то комплексных успехов, пакетного решения проблем, они согласны на один-два частных успеха. Хоть каких-то.