serenkoСеренко Андрей Николаевич

Политолог, координатор Клуба экспертов Волгограда, член Изборского клуба
главный редактор газеты «Городские Вести», председатель экспертного совета «Фонда изучения электоральных процессов и электоральной политики»

 

 

Комментарии эксперта:

25 июня, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2020)

Июнь оказался успешным политическим месяцем для губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова. Прежде всего, потому, что глава региона получил публичную высокую оценку от руководителя Минздрава РФ Михаила Мурашко за действия в период пандемии коронавируса. «Волгоградская область очень хорошо подготовилась к приему пациентов с инфекцией. Мы видим, что количество пациентов, которое обслуживает Волгоградская область, позволяет полностью обеспечить их и реанимационной защитой, и стационарной помощью. Мы видим хорошие результаты, в том числе, и по оказанию помощи плановой», – заявил Мурашко во время рабочего визита в Волгоград 20 июня. Учитывая, что именно действия региональных властей в части реагирования на вызовы пандемии наиболее внимательно оцениваются администрацией президента РФ и руководством правительства РФ последние четыре месяца, можно считать, что коронавирусный экзамен Бочаров успешно сдал. Да, в регионе, как и по всей стране, сохраняется определенный уровень заболеваемости ковидом, однако при этом уровень смертности от инфекции остаётся ничтожным, не произошло и обещанного критиками губернатора коллапса областной системы здравоохранения.

Фактическое прекращение периода самоизоляции и относительно жёстких карантинных мер не привело к росту протестной активности в Волгоградской области. Это не значит, что граждане довольны уровнем и качеством жизни. Экономический кризис, к которому страна пришла раньше периода пандемии, никуда не делся. Однако проявления социальной тревожности в регионе сегодня локализованы на уровне бытового общения и общения в социальных сетях, каких-либо попыток трансформировать настроения социального недовольства в акции политического протеста в Волгограде не зафиксировано. Сложно сказать, является ли такое положение дел результатом работы внутриполитического блока обладминистрации, или же оно объясняется политической ленью волгоградцев и отсутствием серьёзного запроса на протест в региональных элитах. Скорее всего, свою роль в разной мере сыграли все эти факторы.

Абсолютное большинство групп региональной элиты, в том числе и не симпатизирующих деятельности администрации Бочарова, продолжают придерживаться стратегии

нацеленности на сотрудничество с нею или, на худой конец, демонстрируют политический нейтралитет. Реальная оппозиция главе региона отсутствует, попыток объединения недовольных групп местной элиты в некие оппозиционные или  альтернативные общественно-политические структуры не зафиксировано. Более того, в связи со слухами о возможных досрочных выборах в Госдуму следует ожидать активизации действий со стороны местных политиков и политически озабоченных волгоградских бизнесменов по поиску поддержки их амбиций на проспекте Ленина, 9 (резиденция губернатора Волгоградской области).

В период пандемического кризиса в регионе произошла замена руководителей областной прокуратуры и областного суда. На фоне кадровых перемен в руководстве областных управлений СКР и ФСБ, случившихся на протяжении последнего года, эти ротации свидетельствуют о закреплении курса федерального центра на полное обновление глав правоохранительных и силовых ведомств в Волгоградской области (свой пост пока сохраняет начальник ГУ МВД по региону генерал Кравченко, вопреки всем слухам о якобы скором уходе). Пока сложно сказать, насколько эти кадровые перемены устраивают Андрея Бочарова. Достоверно известно, что в настоящее время никаких конфликтов между главой области и «золотопогонной корпорацией» нет. И это обстоятельство в политическом отношении играет в пользу главы области.   

В пользу губернатора может сыграть и подготовка к проведению голосования по поправкам в Конституцию, намеченного на 1 июля. Хотя некоторые анонимные и полуанонимные Телеграм-каналы (по слухам, оплачиваемые людьми из близкого окружения находящегося во всероссийском розыске экс-главы регионального Управления Ростехнадзора Игоря Исаева) и пытаются дискредитировать предстоящий плебисцит в Волгоградской области, их усилия не привели к какому-то заметному результату. Очевидно, что голосование в регионе пройдет спокойно, при достаточно высокой явке (организаторы совместили голосование по конституционным поправкам с местным референдумом о возможном переходе на московское время).

Хотя абсолютное большинство волгоградцев, как и россиян в целом, не понимает сути предлагаемых изменений в Конституцию, они пока не готовы отвергать предложения власти к участию в политической сделке в обмен на небольшие социальные и финансовые преференции. Во всяком случае, реальной альтернативы они таким предложениям сегодня не видят.    

 

В Калмыкии в течение всего срока пандемического кризиса происходило интенсивное размывание пространства региональной власти. По состоянию на июнь 2020 года можно утверждать, что в Степной республике окончательно оформилось фактическое двоевластие. Первый полюс власти, всё более формальный, представляет глава региона Бату Хасиков, второй полюс, всё более реальный – председатель республиканского правительства Юрий Зайцев.

Период карантинных мер серьёзно укрепил роль института правительства в Калмыкии. Именно в руках Юрия Зайцева и его министров была сосредоточена реальная ответственность и, соответственно, полномочия по управлению регионом. Глава Минздрава Калмыкии Юрий Кикенов вообще на какое-то время стал почти национальным героем, лично занявшись процессом организации лечения больных коронавирусом. И хотя надолго удержать ему этот статус не удалось, он фактически полностью убрал фигуру Хасикова из информационной повестки, связанной с темой пандемии.

Сложно сказать, почему крайне амбициозный Хасиков допустил появление модели двоевластия в республике. Возможно, он сам решил сбросить на главу правительства крайне обременительный и скучный груз решения повседневных проблем граждан, да ещё и в экстремальных условиях смертельно опасной инфекции. Не исключено, что Хасикову рекомендовали так поступить его кураторы в Москве, прекрасно понимающие, что максимум, на что может хватить потенциала бывшего спортсмена в период Covid-19, так это стать испытателем спасительной вакцины. Впрочем, и в этом амплуа Хасикову выступить не удалось. Как бы там ни было, сегодня именно Юрий Зайцев становится реальным руководителем Калмыкии, и, возможно, это не самый плохой вариант и для жителей региона, и для самого Хасикова.

Июнь стал для Бату Хасикова временем политических неудач. Явно походит к концу затянувшийся период политического спокойствия. Возможно, скоро глава республики будет с ностальгией вспоминать три месяца карантинной жизни, когда калмыцкая оппозиция была лишена возможности выйти на улицу. Лидеры движения «Элиста – это наш город», собиравшие сотни и тысячи людей на митинги в столице региона в октябре-декабре 2019 года, заявили о намерении в ближайшее время снова вернуться к протестным акциям. И есть основания полагать, что новая волна митингов будет не менее многочисленной и агрессивной, чем в конце 2019 года. Проверить это можно будет уже через несколько дней: оппозиционеры намерены провести первый постпандемийный митинг 30 июня, в ходе которого планируют призвать не только к отставке Хасикова, но и к голосованию против поправок в Конституцию 1 июля. Пока трудно сказать, где именно пройдет акция – площадь Победы в Элисте, на которой в основном проводятся массовые общественно-политические мероприятия, сегодня находится на реконструкции. Поэтому лидерам калмыцкой оппозиции придётся поискать ей замену.

Бату Хасиков, похоже, начал свою подготовку к встрече уличного удара калмыцкой оппозиции. В начале июня он назначил нового руководителя внутриполитического блока своей администрации – им стал Савар Тарбаев, бывший районный судья и, по слухам, родственник его близкого друга шоумена Сангаджи Тарбаева. Возможно, с назначением юриста на должность главы управления внутренней политики следует частично связывать появление новой тактики администрации Хасикова по борьбе с критиками главы региона: местные правоохранительные органы стали возбуждать дела против тех граждан, кто нелицеприятно отзывается о Хасикове в соцсетях. Одной из первых жертв такой стратегии оказалась местная пенсионерка, попавшая под прессинг полиции и судебного преследования. Очевидно, что такая тактика элистинского Белого дома (резиденции главы республики, парламента и правительства Калмыкии) не принесёт умиротворения общественного мнения, но, напротив, вызовет ещё большую волну ненависти. В Калмыкии не штрафуют людей даже за острые высказывания в адрес Путина, получается, что для чиновников Хасикова формальный имидж их патрона важнее имиджа президента России…

Не исключено, что из Москвы скоро последует реакция по вразумлению Хасикова и его чиновников, ответственных за внутреннюю политику (прежде всего, Чингиза Берикова, которого называют автором идеи со штрафами по суду за «оскорбление величия»). Тем более, что и в рядах калмыцкой полиции, по слухам, растёт число недовольных указаниями начальства о преследованиях земляков за резкие высказывания в адрес «Бату-Хана». Очевидно, что в Москве точно не хотят возникновения ненужной напряженности в рядах местных силовиков, тем более, в эти неспокойные для всей страны кризисные времена.

В целом внутриполитический блок администрации главы Калмыкии продолжает демонстрировать свой непрофессионализм, отсутствие понимания того, как можно стабилизировать обстановку в республике и взять под контроль оппозиционные группы. Ставку на полицейские и судебные репрессии вряд ли можно считать эффективной при отсутствии зримых достижений в социально-экономической сфере. Не добавляют устойчивости политической системе Степной республики и не утихающие слухи о скорой отставке Хасикова. Возможно, носители этих слухов пока выдают желаемое за действительное, однако их активное тиражирование и доверие к ним свидетельствует о растущем запросе в общественном мнении Калмыкии на смену главы региона.

 

29 апреля, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2020)

Из всех трех регионов Нижнего Поволжья именно в Астраханской области были введены самые жёсткие карантинные меры в связи с пандемией коронавируса. Такая стратегия была принципиальным личным выбором губернатора Игоря Бабушкина, который 30 марта в своём видеообращении объявил астраханцам, что «время уговоров прошло». По состоянию на 25 апреля в миллионной Астраханской области было зарегистрировано 277 инфицированных COVID-19, четыре человека умерли, 42 выздоровели.

Судя по статистке заболеваемостью коронавирусом и потерь от него, жёсткие меры в Астрахани пока не оказались заметно эффективнее щадящего карантинного режима в той же соседней Волгоградской области. Несмотря на усилия региональных властей, COVID-19 продолжает распространяться. Согласно зафиксированным нормативам, в Астраханской области должно быть подготовлено в медицинских учреждениях не менее 500 мест для коронавирусных больных. Бабушкин дал поручение ещё в начале апреля удвоить эту цифру и обеспечить для пораженных COVID-19 не менее 1 тысячи койко-мест. Здесь главе региона активно помогают представители «Газпрома», предоставившие ведомственную больницу в качестве резерва для принятия коронавирусных больных. Таким образом, стратегическое партнерство Бабушкина и «Газпрома» успешно проходит проверку на прочность в период пандемии. 

Отличительная особенность административного стиля Бабушкина в период пандемии – личное активное информационное присутствие по этой горячей повестке. Бабушкин явно взял для себя в качестве примера президента Владимира Путина. Губернатор регулярно выступает перед астраханцами с видеообращениями по вопросам карантинной политики, пытается разъяснять принимаемые властями меры, демонстрируя одновременно свою жёсткую решимость эти меры реализовать, несмотря ни на что.

Бабушкин проявил себя за время пандемии не только сторонником жёстких карантинных мер, но и противником популистских решений. Он честно признал, что сегодня никто не в состоянии решать две задачи одновременно – спасать людей от опасной инфекции и обеспечивать их занятость, неуязвимость бизнес-проектов, привычную работу предприятий и организаций. «Мы будем спасать людей», – заявил 11 апреля Бабушкин, пообещав учитывать, насколько это возможно, экономические интересы региона и между делом осудив популистов из числа некоторых депутатов и блогеров.

Следует отметить, что лично у Бабушкина нет бизнес-интересов в Астраханской области, во всяком случае, пока. Зато у губернатора есть явные и скрытые противники из числа местной элиты, контролирующей многие объекты и сферы региональной экономики. В интересах главы области – ослабить своих оппонентов. В этом смысле Бабушкину даже будут выгодны экономические проблемы у местных элитариев, так как они приведут к дополнительному ослаблению ресурсных и политических позиций антигубернаторской фронды.

В то же время выбор приоритетов в ситуации пандемии (спасать людней, а не бизнес) может быть связан с абсолютной уверенностью Бабушкина в том, что федеральный центр не оставит без финансовой поддержки Астраханскую область. Очевидно, Бабушкин уверен в прочности своих политических и лоббистских позиций в Москве. Для него сейчас важно не разочаровать президента страны показателями в борьбе с коронавирусом, а ключевой из них – смертность и уровень выживаемости зараженной группы населения региона.     

————————-

Как и для всех других глав регионов РФ, коронавирусный кризис стал для волгоградского губернатора Андрея Бочарова неожиданным и серьёзным испытанием. Однако почти два месяца жизни Волгоградской области в режиме постоянной угрозы со стороны COVID-19 показывают, что Бочаров и его команда в целом довольно успешно контролируют ситуацию. С момента начала пандемии в регионе заболело коронавирусом менее 250 человек, пятеро из них умерли, 37 – выздоровели. Для области с населением около 2,5 млн человек эти показатели вряд ли могут стать причиной панических настроений из-за коронавирусной инфекции.

Важная особенность политического стиля Бочарова – он лучше всего чувствует себя именно в чрезвычайных ситуациях. Как показала первая пятилетка волгоградского губернатора, он абсолютно уверенно действует в условиях, приближенных к боевым. Ландшафтные пожары, наводнения – во всех этих ситуациях Бочаров не только очень быстро мобилизовался сам, но и оперативно переводил на «военные рельсы» работы свою команду. Нынешняя пандемия – не исключение, она погрузила волгоградского губернатора в «кислотную среду», в которой он как раз и может раскрыть самые лучшие свои качества.

Несмотря на истерики коммерческих недоброжелателей Бочарова в соцсетях и Telegram-каналах, никаких серьёзных проблем в регионе с лечением коронавирусных больных сегодня нет. Ещё в конце марта губернатор подготовил к приему заболевших COVID-19 три крупных медицинских учреждения в областном центре. Они готовы в любой момент принять одновременно 2,5 тысячи больных. И это лишь первый эшелон обороны от коронавирусной угрозы, есть и второй, в обеспечении которого задействованы уже не только гражданские медики, но и военные специалисты.

Бочаров создал достаточно эффективную систему информирования (с участием как СМИ, так и мессенджеров и соцсетей) различных групп населения  о действиях региональной администрации в период пандемии, о мерах профилактики COVID-19 и т. д. Чрезвычайной ситуацией попытались воспользоваться сидящие под вынужденным карантинным «домашним арестом» местные сторонники Алексея Навального, а также традиционно «воюющие» с Бочаровым некоторые политические и бизнес-кланы из числа сотрудников аппарата полпреда президента в ЮФО, некоторых коррумпированных силовиков, депутатов и «акул» мусорного бизнеса. Примечательно, что все они пытаются сегодня действовать через одни и те же информационные ресурсы, очевидно, работая не столько на общественное мнение, сколько на мониторинговые службы администрации президента. Оценить успешность или неуспешность этого уровня политической конкуренции пока не представляется возможным, хотя наверняка на Старой площади уже обратили внимание на замечательное антигубернаторское партнёрство в регионе сторонников Навального и некоторых федеральных чиновников и депутатов.    

Хотя Бочаров – бывший полковник ВДВ и вроде бы должен быть склонен к ставке на самые жёсткие профилактические и карантинные меры, тем не менее, в Волгограде и области всё это время власти проводили достаточно сбалансированную режимную политику. Они стремились, с одной стороны, максимально контролировать рост заболеваемости, обеспечение максимально эффективной работы местной системы здравоохранения и повышение уровня «выживаемости» больных, а с другой стороны, не допустить, чтобы COVID-19 угробил малый и средний бизнес в регионе. Последнее обстоятельство волнует сегодня волгоградцев гораздо больше, чем риск подхватить коронавирусную инфекцию.

Очевидно, что пандемия рано или поздно схлынет и оставит после себя руины от региональной экономики, если её не защитить уже сегодня. Областные власти объявили о ряде инициатив по поддержке малого и среднего бизнеса, однако пока желаемого социального эффекта они не дали. В регионе есть очевидные признаки роста социальной напряжённости из-за неуверенности людей в завтрашнем дне. Впрочем, это общефедеральная тенденция, которая напрямую зависит от макропоказателей российской экономики, и здесь Бочаров, как и другие главы субъектов РФ, вряд ли смогут прыгнуть выше своей головы.

 

Июль 31, 2019 | Национальный Рейтинг Мэров (Июнь-Июль, 2019)

Проработавшая ровно два месяца (с 29 мая 2019 года) в должности врио главы администрации Элисты Галина Васькина вряд ли может записать на свой счёт какие-то заметные управленческие успехи. Бывшая вице-мэр Элисты по социальным вопросам неожиданно для себя оказалась во главе столицы Калмыкии: это произошло после таинственного исчезновения элистинского мэра Окона Нохашкиева, который не смог найти общего языка с новым главой республики Бату Хасиковым. В отличие от Нохашкиева, Васькиной это удалось, конечно, не без поддержки и живого участия ее земляка Чингиса Берикова, который сегодня возглавляет администрацию Хасикова.

Беглый анализ короткой деятельности Васькиной на посту врио главы администрации Элисты показывает, что ее приоритетами в июне-июле 2019 года было поддержание в рабочем состоянии мэрии калмыцкой столицы, что имеет большое значение в преддверии выборов депутатов Элистинского городского собрания (ЭГС) и главы Калмыкии, а также обеспечение постепенной ротации руководящих кадров администрации города. При Васькиной, в частности, произошла замена руководителей трёх ключевых отделов мэрии Элисты — образования, потребительского рынка и муниципального контракта. Новым первым вице-мэром Элисты Васькина назначила (разумеется, по рекомендации Чингиса Берикова) другого своего земляка Хонгора Марилова, который, по слухам, после 8 сентября сменит уже саму Васькину на посту главы Элисты.

Важнейшая политическая задача Галины Васькиной сегодня – максимальное содействие прохождению в ЭГС депутатов от «Единой России», согласованных с командой Бату Хасикова, а также спокойное проведение на территории муниципалитета выборов главы Калмыкии. Очевидно, от того насколько успешно для партии власти пройдут выборы в городской парламент, и насколько конструктивной будет в этом роль врио главы администрации Элисты, зависит и дальнейшая политическая судьба Галины Васькиной.

Хотя Васькина уже давно находится в статусе работающего пенсионера, на заслуженный отдых она, судя по всему, не собирается. Вполне вероятно, что и после 8 сентября Васькина найдёт себя в новой команде управленцев, которая придёт к власти в Элисте при поддержке Бату Хасикова. Очевидно, что при общем критическом отношении нынешнего белого дома к уходящей городской власти, необходимо будет сохранять определённую аппаратную преемственность в деятельности мэрии калмыцкой столицы. И Галина Васькина может весьма пригодиться в решении этой задачи.

С одной стороны, Васькина пользуется доверием команды Бату Хасикова, с другой стороны, она имеет «генетические» связи с «традиционной» калмыцкой бюрократией, так как начинала свою деятельность в органах управления ещё в эпоху Кирсана Илюмжинова. Сочетание двух этих факторов, а также ее включенность во влиятельную «яшкульскую группу» во главе с Бериковым, дает основание предполагать, что Васькина останется заметной фигурой в элистинской городской политике.

 

Апрель 20, 2015 | Регионы России: Рейтинг Мэров (Апрель, 2015)

Система городской власти в Волгограде по-прежнему находится в глубоком кризисе, связанном с низким уровнем компетентности и отсутствием поддержки со стороны общественного мнения. Губернатор региона Андрей Бочаров, до сих пор снисходительно относившийся к сити-менеджеру Александру Чунакову и главе областного центра. председателю гордумы Андрею Косолапову, весной 2015 года впервые объявил о своих претензиях к администрации города и депутатскому корпусу городского собрания. Бочаров лично пришел в гордуму, и выступая перед депутатами, Чунаковым и Косолаповым, предупредил их о персональной ответственности за происходящее в областном центре.  «Или вы начнете работать и выполнять свои обязанности, или мандаты на стол», — заявил губернатор. Этот демарш городские чиновники и политические эксперты расценили как последнее предупреждение: судя по всему, если до конца осени 2015 года в Волгограде не начнутся хотя бы точечные позитивные перемены (в ремонте дорог, благоустройстве, наведении порядка на рынках, в земельной политике и т.д.), то отставок в руководстве города уже не миновать.

Открытое недовольство губернатора работой городских властей усилило закулисное соперничество между Александром Чунаковым и Андреем Косолаповым. Эти два муниципальных руководителя не слишком любят друг друга, хотя и стараются не проявлять своих чувств на публике. Каждый из них обзавелся собственными пиарщиками (не слишком высокого профессионального уровня, правда), которые пытаются при ограниченности информационных ресурсов решать задачи информационного спасения своих клиентов — за счет друг друга. Журналисты и блогеры, обслуживающие интересы Чунакова, пытаются все городские грехи сваливать на Косолапова, а аналогичные специалисты, обслуживающие председателя гордумы, столь же задорно переводят стрелки на сити-менеджера и его администрацию.

Стратегию «взаимного слива», команды городских начальников дополняют распространением слухов о наличии у них серьезных покровителей за пределами областного центра. Так, люди близкие к Косолапову активно и «по секрету» делятся с журналистами, блогерами и экспертами о якобы особо доверительных отношениях главы города с губернатором Андреем Бочаровым, а из окружения Чунакова последний месяц столь же активно и также «по секрету» расходятся слухи о якобы его внезапной дружбе с первым заместителем руководителя президентской администрации Вячеславом Володиным. Очевидно, что пиарщики Косолапова и Чунакова пользуются тем, что никто не может проверить подлинность этих слухов. Впрочем, недавний весенний разнос, учиненный городским головам губернатором, уже поставил под сомнение надежность и достоверность сплетен об их высоких покровителях. 

Не добавляет оптимизма городской бюрократии и заявление губернатора Бочарова о том, что Волгоград, наряду с городом Волжским и пригородным Городищенским районом, является одним из эпицентров коррупции в регионе. На протяжении последних недель показательные задержания коррупционеров уже произошли в Городище, и теперь местные наблюдатели ожидают аналогичных событий в областном центре.

В соперничестве Андрея Косолапова и Александра Чунакова пока аппаратный перевес на стороне сити-менеджера. Глава региона позволил Чунакову завести в администрацию областного центра нескольких преданных ему людей, Бочаров прикрывает сити-менеджера от политических последствий некоторых особенно резонансных информационных скандалов (прежде всего, связанных с драматическими историями, в которых фигурируют ветераны Великой Отечественной войны). Очевидно, что Чунаков пока нужен региональному руководству и, скорее всего, останется на посту сити-менеджера до тех пор, пока не будут решены вопросы о новых собственниках и менеджерах таких структур, как «Горводоканал» или муниципальные электросети. После этого в услугах Чунакова региональная власть вряд ли будет нуждаться, тем более учитывая негативный имидж неуспешного сити-менеджера и отсутствие у него какой-либо общественной поддержки. 

Отличительная черта нынешнего городского руководства Волгограда — его поразительная неспособность наладить диалог с общественным мнением. Информационная политика сегодняшней мэрии Волгограда одна из самых неэффективных и провальных за всю новейшую историю городского самоуправления. Чунаков и Косолапов представляют собой «политических невидимок», физическое существование которых лишь предполагается горожанами, и которые никак не укладываются в долгожданный образ «настоящих хозяев Волгограда» или «отцов города».

Призрачный характер городской власти является одной из причин затянувшейся массовой общественной депрессии в Волгограде. Не видя хозяина в городе, горожане не видят и способов решения многочисленных городских проблем. В поисках альтернативы «муниципальным невидимкам», общественное мнение начинает ожидать от губернатора долгожданного «волгоградского прорыва». И если признаки таких перемен к лучшему не обозначатся до конца 2015 года, то, похоже, расплачиваться за это — своим рейтингом и уровнем общественной поддержки — будет уже Андрей Бочаров.  

 

Май 12, 2014| Регионы России: Рейтинг Мэров

Место, которое занимает город Волгоград в данном Рейтинге, не удивительно. В городе просто-напросто нет полноценного главы и мэра. По общему представлению жителей Волгограда, полноценным главой города, его мэром, может быть только тот, кто будет избран населением на прямых выборах. В нашем городе такого руководителя нет уже более трех лет, начиная с февраля 2011 года, после того, как депутаты изменили Устав Волгограда и решили, что городом отныне будут ведать два человека: мэр (глава города, председатель гордумы) и сити-менеджер (глава администрации). При этом ни тот, ни другой не избираются населением. Многочисленные опросы показывают, что такую ситуацию жители города не понимают и категорически не приемлют, считая, что в городе просто нет реального хозяина. В Волгограде нынешнее руководство, что глава города, что глава городской администрации, безусловно, как эффективные муниципальные чиновники населением не воспринимаются.   В городе последние годы происходит нескончаемое накопление проблем в самых разных областях, отсутствует реальная политика по благоустройству, происходят многочисленные скандалы, связанные с работой городских чиновников. Всё это в итоге и привело к тому, что уровень доверия и уважения к муниципальной власти находится ниже уровня городской канализации. Поэтому, то место, на которое эксперты ЦИК «Рейтинг» поставили Волгоград в этом своём исследовании, не является ошибкой или некой погрешностью. Это — реальная ситуация, которая, к сожалению, в Волгограде существует. Я полагаю, что сейчас налицо реальная потребность в новом руководстве города, которое должно быть избрано населением. Главой города должен стать нормальный хозяйственник и муниципальный чиновник, понимающий, что такое миллионный мегаполис со всеми его проблемами.

Главная тема, которая является своеобразным «бродячим сюжетом» местного общественного мнения, это настоятельная потребность хоть каких-то позитивных перемен. Все перемены в Волгограде в последние годы были переменами к худшему. Волгоград сегодня это город-чемпион по количеству управляющих компаний в сфере ЖКХ, которые являются мошенниками. Горожане уже не требуют каких-то комплексных успехов, пакетного решения проблем, они согласны на один-два частных успеха. Хоть каких-то.