ЧернышовЧернышов Юрий Георгиевич

Доктор исторических наук, профессор, директор Алтайской школы политических исследований, председатель Алтайского отделения Российской ассоциации политической науки (г. Барнаул)

 

 

Комментарии эксперта:

29 апреля, 2021 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2021)

В своих недавних выступлениях Владимир Путин говорил о том, что главной целью развития должно быть улучшение жизни людей на всем пространстве России. Как раз эта тема, особенно актуальная для Алтайского края с его низкими зарплатами и оттоком населения, вызвала дискуссию среди местных «единороссов» и представителей других партий. Первые восклицали: «Такая уж судьба региона, но мы же работаем!», а другие возражали: «Почему же край ещё более отстает от других, а не догоняет их?». И те, и другие аргументы звучат уже десятилетиями, но прорывов не происходит, принципиально ничто не меняется.

Если говорить о периоде за март-апрель этого года, то никаких особых неожиданностей в работе губернатора Алтайского края Виктора Томенко не случилось. Причём и в «хорошем», и в «не очень хорошем» смыслах.

В хорошем смысле – потому что в регионе всё более-менее функционирует. Система здравоохранения наконец вышла из коллапса, который был осенью, и теперь борьба с пандемией идёт в более спокойном режиме. Проводится вакцинация, число заболевших постепенно снижается. Для сравнения: на 14 октября 2020 г. этот показатель составлял по краю 241, а через полгода было зафиксировано 87 заболевших (на 14 апреля 2021 г.). Министр здравоохранения региона Дмитрий Попов недавно успокоил жителей: закрытия районных больниц (то есть того, что почему-то называют «оптимизацией») в ближайшее время не будет. В общем, пытаться выживать в крае пока ещё можно. Что касается восприятия фигуры самого Виктора Томенко, то, согласно недавно проведённому опросу, большинство респондентов относятся к нему положительно, отмечая, что он молодой и «мало говорит».

Если посмотреть на «не очень хорошие» новости, то не стало неожиданностью то, что очередной чиновник краевой администрации оказался 31 марта задержан правоохранителями. На этот раз скандал по поводу «мошенничества» был связан с именем представителя губернатора в Законодательном собрании Стеллы Штань. Членство чиновницы в партии «Единая Россия» приостановлено, а губернатор снял её с должности. Многие комментаторы считают, что это была своеобразная предвыборная жертва, призванная символизировать, что борьба с коррупцией ведётся. Данный эпизод ещё раз подтвердил, что перед губернатором по-прежнему стоит задача создания более надежной и эффективной команды. И что нужен реальный контроль общества над властью.

Что могло бы изменить ситуацию в сторону позитивного рывка? Вообще-то такие задачи во всем мире решаются через привлечение внешних инвестиций, через поддержку местных гражданских и предпринимательских инициатив. Но с этим сейчас плохо. Нужно, чтобы талантливая молодежь могла реализовать себя в регионе и не стремилась уехать. И одними призывами этого не добьешься. Нужна, конечно, и реальная систематическая приоритетная помощь федерального центра. Ведь давно известно, что догнать ушедших вперед можно только продвигаясь быстрее них.

 

24 декабря, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года)

При оценке деятельности губернаторов всегда бывает трудно объективно расставить акценты: что является факторами «непреодолимой силы», а что – заслугами или просчётами руководителя и его команды? Прежде всего, конечно, надо учитывать, что в 2020 году многие планы были перечёркнуты пандемией, и этот вызов коснулся всех.

Виктор Томенко, на мой взгляд, достаточно адекватно действовал весной: вдумчивая гибкая политика была всё-таки лучше, чем паника и жёсткие ограничения. Однако летом и осенью, очевидно, стоило сделать гораздо больше, чтобы подготовиться ко второй волне эпидемии, которая ударила по жителям региона с очень тяжёлыми последствиями. Наша «оптимизированная» система здравоохранения во многих местах просто не справлялась и испытала коллапс.

В октябре Алтайский край занял второе место среди регионов России по темпам роста смертности: умерло на 62,3% больше людей, чем в октябре 2019 года (4,6 тысячи человек, что почти на 2 тысячи больше). При этом и губернатор, и целый ряд заместителей и министров переболели коронавирусом. Сейчас усилиями административной команды ситуация понемногу выправляется, однако качество самой команды продолжает вызывать вопросы у населения и экспертов.

Многие ожидали «прорыва» с приходом Томенко, развития диалога с обществом, новых инвестиций, выхода из бедности. Однако диалог с обществом, как показала, например, история с назначением бизнес-омбудсмена, носит во многом формальный характер. Инвестиции кое-где привлекаются (например, на «Алтайкоксе»), но необходимы гораздо более значительные масштабы. А средняя зарплата в крае за январь-сентябрь 2020 года, по данным Росстата, составила 28,7 тыс. рублей (это последнее место по Сибири и предпоследнее по России).

Очевидно, что здесь велика роль условий, которые складывались в регионе десятилетиями. Однако очевидно и то, что для реального продвижения вперёд губернатору надо с опорой на общество создавать гораздо более эффективную команду, действующую профессионально, быстро и уверенно даже в самых кризисных обстоятельствах.

 

Июнь 27, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2019)

По данным некоторых СМИ, то главное, чем сейчас известен губернатор Алтайского края Виктор Томенко на всероссийском уровне, это его фраза в черномырдинском стиле: «Все у нас хорошо, но дальше так жить нельзя». Наблюдение нового губернатора, кстати, справедливое: под прежними бравурными отчетами, написанными для Москвы, уже накопилось множество скрытых проблем. И нужно определенное мужество, чтобы увидеть и признать это. Не случайно 18 июня пришла новость: Алтайский край все-таки добился включения в список регионов, которым будут назначены федеральные кураторы. Может быть, «кураторство» звучит и не очень лестно, но это дает региону хоть какой-то шанс найти ресурсы для выхода из состояния застоя и бедности.

В целом, наблюдая за работой Виктора Томенко, невольно задумываешься о соотношении «хорошего и не очень» в том, что на посты губернаторов часто направляют «эффективных менеджеров» из других регионов. Не очень хорошо то, что эти люди не жили на данной территории, не знают ее традиций, особенностей менталитета жителей и т. д. Они могут даже просто «не заметить» разрушение того, что для жителей представляет не только материальную, но и символическую ценность. В Барнауле, например, губернатор недавно не стал защищать от сноса старинный купеческий особняк в центре города (на этом месте собираются строить здание для прокуратуры). А теперь еще и появились сообщения, что в уникальном Барнаульском ленточном бору закреплены 9 больших земельных участков под капитальную застройку. Возможно, губернатору об этом не рассказали, но такие шаги могут вызвать сильное падение авторитета власти у барнаульцев.

С другой стороны – приехавший из Красноярска Виктор Томенко не связан с местными властно-коммерческими кланами, и это хорошо. Хорошо и то, что он говорит о пользе критики: «Если критика содержит здравую мысль, предложение, к чему-то побуждает, то это отличная форма обратной связи. Можно серьезно улучшить и результаты работы, и отношения, если прислушиваться к критике, отбрасывая ее излишне эмоциональную часть». Очень правильные слова. Но пока идут сообщения, что в некоторых учреждениях, расположенных совсем рядом с правительством, критику глушат, и иногда даже выгоняют за порог журналистов. А краевая власть этому никак не препятствует.

Итак, получается – слова произносятся правильные, но соответствующих им реальных дел, давших результат, пока мало. Виктор Томенко – безусловно, гораздо более современный, более гибкий и мобильный управленец, чем его предшественник (Александр Карлин переехал в столицу для работы в Совете Федерации). Новый губернатор сумел взять в свои руки основные рычаги власти и достаточно ровно ведет управление регионом. Но станет ли его губернаторство на Алтае просто «трамплином» в дальнейшей карьере или же даст серьезный позитивный импульс в развитии региона — это остается пока под вопросом.

 

Декабрь 25, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2018 года)

Произошедшую в этом году смену губернаторов в Алтайском крае я бы оценил скорее со знаком плюс, чем минус. Александр Карлин был далеко не худший из руководителей регионов, однако он уже во многом исчерпал положительный заряд своей миссии на Алтае. Напомню: бывший прокурорский работник был направлен из Москвы в Барнаул вскоре после трагической гибели Михаила Евдокимова в августе 2005 г. В крае был раскол элит, шумели митинговые страсти – надо было как-то переводить все в более спокойное русло. Эту задачу он и решил, методично гася очаги конфликтов. А потом его привычка все контролировать в ручном режиме стала скорее вредить развитию региона. Шло выдавливание из политики (а также из культуры, образования и т.д.) многих из тех, кто придерживался сколько-нибудь самостоятельной позиции. На фоне низкого уровня жизни, застоя и сворачивания свобод все больше усиливался отток населения из края. Протестные настроения в регионе проявились в том, что В. Путин на выборах в марте 2018 г. получил на Алтае на 11% меньше, чем в целом по стране. Возможно, это и было расценено в Кремле как «последняя капля».

Виктор Томенко был направлен на Алтай из Красноярского края (за плечами у него уже был опыт работы директором филиала «Норильского никеля» и председателем правительства края). Во многом он отличается от Карлина как политик: это скорее тип «современного менеджера», более открытого к переменам, к динамичному развитию. При этом, конечно, каждый губернатор вынужден играть сейчас по правилам, спускаемым сверху. В свое время, например, Карлин говорил, что не хочет вступать ни в какую политическую партию, но потом вдруг вступил в «Единую Россию». Нечто похожее произошло недавно и с Томенко. Однако разница в том, что если перед Александром Карлиным стояла задача «подморозки», то Виктору Томенко теперь придется искать то, что еще можно «разморозить» и использовать для развития.

Очевидно, что нужно привлекать инвестиции и повышать уровень зарплат (для справки: в августе 2018 г. средняя зарплата в Алтайском крае была 25 тыс. рублей, а в Красноярском крае — 41 тыс., что, впрочем, все равно ниже среднероссийской).

Под новый курс идет постепенное выстраивание административной команды, в которую вошли и прежние управленцы, и новые фигуры, и некоторые приезжие специалисты. Кадровые перемены еще продолжатся. Видимо, губернатору надо будет решать вопрос с должностью первого заместителя. И было бы полезно налаживать реальный диалог с гражданским обществом, которое в последние годы было приучено в основном либо безмолвствовать, либо говорить только «одобряем!».

 

Сентябрь 06, 2015 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2015)

В «Национальном рейтинге губернаторов за май-июнь 2015 г. губернатору Алтайского края Александру Карлину было отведено 70-е место. В течение последнего месяца произошли события, которые способны и положительно, и отрицательно повлиять на этот рейтинг. Пожалуй, главным негативным фактором стала отставка сити-менеджера Барнаула Игоря Савинцева, произошедшая на фоне уголовных дел, заведенных и против самого сити-менеджера, и против его сына Максима. Поскольку губернатор неоднократно выражал поддержку Игорю Савинцеву, а ставящиеся тому в вину операции с земельными участками, как оказалось, относятся еще к 2011 году, вся эта история закономерно бросила тень и на губернатора. Более положительный смысл имеют недавние попытки реформировать систему управления в Барнауле и в Алтайском крае. Решено, в частности, не спешить с назначением нового сити-менеджера столицы края, а попытаться извлечь уроки из полученного опыта. Схема «двуглавого» управления себя не оправдала, поэтому от нее решено отказаться. Глава города будет избираться депутатами, что должно несколько повысить его легитимность, хотя еще большую легитимность мэру принесло бы возвращение прямых выборов. Еще одна реформа связана с планами создания правительства Алтайского края. Эта идея обсуждалась уже несколько лет, но реальное продвижение законопроекта произошло только в последнее время. Поскольку губернатор Александр Карлин нередко решает вопросы в «ручном режиме», многие эксперты изначально сомневались в том, что в регионе появится новая персона главы правительства, функции которого отделены от губернаторских. В итоге принята схема, при которой губернатор станет одновременно и главой правительства. Возможно, это приведет к каким-то «совершенствованиям», к кадровым перестановкам и сменам табличек, но принципиальные изменения в ближайшее время вряд ли произойдут — тем более, что завершить процесс формирования правительства планируется лишь к 1 января 2017 года.

 

Август 24, 2015| Регионы России: Рейтинг Мэров (Август, 2015)

Отставка Игоря Савинцева, по-видимому, стала следствием не только уголовного дела, но и сложной закулисной борьбы. Современная политическая система работает так, что здесь могут сказываться самые разные непубличные факторы (например, помимо коррупционной составляющей, может быть стремление оказать давление на неуступчивых глав администраций, попытки поставить на их место «своих людей» и т.д.). С Барнаулом уже давно непростая ситуация: после гибели мэра Владимира Баварина (в 2003 г.) здесь уже на второго подряд руководителя (вслед за Владимиром Колгановым) заводят уголовное дело. Причем Игоря Савинцева назначили уже после отмены всенародных выборов, и эту отмену обосновывали так: «раньше народ выбирал не тех, а теперь мы будем сами назначать честных и эффективных управленцев — таких, как Савинцев».

На Алтае, кстати, «сгущаются тучи» и над некоторыми другими главами местного самоуправления – в частности, возбуждено уголовное дело против главы Рубцовска Владимира Ларионова. То, что уголовные дела открываются по фактам явных злоупотреблений властью, можно только приветствовать, но с одной оговоркой — если только Фемида при этом беспристрастна. Однако возникает вопрос: почему многие так тщательно подобранные «сити-менеджеры», едва получив назначение, начинают «тащить на себя», и почему их никто не останавливает на стадии до совершения правонарушений? По-видимому, тут сказывается системный изъян: общественного контроля за этими назначенцами теперь фактически нет, а вот административный контроль «на местах» явно пробуксовывает. В узком кругу и при отсутствии гласности чиновникам всегда легко договориться по принципу «ты мне, я тебе». В итоге все и доходит до уголовных дел. Поэтому простая замена Игоря Савинцева на кого-то другого «более своего» или «более управляемого» вряд ли принципиально изменит ситуацию.

 

Май 05, 2015 | Регионы России: Рейтинг Губернаторов (Январь-Апрель, 2015)

В прошедший месяц в ряде федеральных и региональных СМИ появилась целая серия публикаций известных и не очень известных политологов, предсказывающих скорые отставки губернаторов «двух Алтаев» — Александра Карлина (Алтайский край) и Александра Бердникова (Республика Алтай). Наряду с обоснованной критикой (например, по поводу создания правительства Алтайского края, которое возглавит сам же губернатор) там приводится немало неточностей и невразумительных ссылок на «слухи о недовольстве в Кремле и администрации президента». Эти публикации выглядят как некая координируемая кем-то кампания. В ответ барнаульские привластные пиарщики выдвинули версию о том, что данная кампания направлена на шантаж: от губернаторов якобы хотят получить плату за повышение их рейтингов. Объяснение это тоже довольно поверхностное, но реальная картина, как стало уже обычным в российской политике, остается скрытой «под ковром».

Еще одна новость, касающаяся обоих руководителей, связана с их попаданием в ТОП-20 самых цитируемых губернаторов-блогеров. Александр Бердников занял 9-е место, поднявшись на 7 пунктов после того, как поделился собственной крайне бытовой версией убийства Немцова: «На самом же деле это обычное бытовое убийство. Я как генерал-майор полиции, бывший начальник убойного отдела ГУВД по Алтайскому краю, как бывший следователь, могу выдвинуть только одну версию: мотив убийства — ревность. Как оперативник скажу, ищите женщину. Как мужик — не поделили бабу. Здесь нет политики». Многие восприняли эту версию скептически, но она часто цитировалась. Впрочем, рейтинг Бердникова оказался все равно в 50 раз ниже рейтинга другого «блогера» – Рамзана Кадырова, написавшего, что он хорошо знает предполагаемого убийцу Немцова Дадаева, и что тот настоящий патриот России и глубоко верующий мусульманин. Зачастую чем нелепее текст, тем больше цитат. А вот Александр Карлин выложил в своем блоге гораздо менее эпатажный пост «Вкус бренда», где рассказал о случаях подделки алтайского меда, и занял в результате 20-е место, потеряв за месяц сразу 8 позиций.

Две эти новости, казалось бы, никак не связаны между собой, но и там, и там мелькает судьбоносное слово «рейтинг». Рейтингомания в последние годы стала настоящим бичом для всех, кто хотел бы заниматься не накручиванием цифр, а реальной работой. Это чувствуют на себе не только учителя или профессора, но и губернаторы, и министры. Таковы последствия общей бюрократизации системы. Хорошо, если экспертные оценки эффективности губернаторов объективны. Но лучше всего это могли бы сделать избиратели на прямых выборах. А с этим у нас теперь большие проблемы. «Битвы под ковром» вокруг реальных и мнимых рейтингов во многом заменили нормальную публичную политику. Поэтому о реальных факторах, влияющих на принятие кадровых решений, остается только догадываться. Полагаясь на интуицию, можно все же сделать такой прогноз: и Александр Карлин, и Александр Бердников в ближайшее время все же вряд ли расстанутся со своими постами.

 

Февраль 22, 2015| Регионы России: Рейтинг Мэров (Февраль, 2015)

Положение сити-менеджера Барнаула Игоря Савинцева сейчас довольно сложное: против его сына Максима возбуждено уголовное дело (ч. 4 ст. 159 и ч.4 ст. 160 УК РФ) по обвинениям в мошенничестве и крупной растрате в сфере городского коммунального обслуживания. Скрывавшийся от органов следствия Максим недавно был задержан в Таиланде и экстрадирован в Россию. Вопрос о причастности Игоря Савинцева рассматривается следственными органами.

Что стоит за этими событиями? В одном из материалов, опубликованных в защиту градоначальника в газете «Вечерний Барнаул», приводилась такая версия: «Из Москвы намекнули, что все вопросы с его сыном будут решены и претензии сняты, если он передаст управление городскими коммунальными сетями в руки приезжих «специалистов», а заодно откажется от услуг местных управляющих компаний». Однако дело, видимо, сложнее. Многие местные комментаторы высказывают версию, что влиятельными людьми из команды губернатора на место мэра уже подобрана кандидатура «более своего человека».

Эта история в очередной раз демонстрирует, что приход на должность мэра столицы российского региона зачастую влечет за собой отнюдь не безоблачную карьеру. Такие мэры нередко рассматриваются губернаторами как самые вероятные претенденты на их место: они вписаны в «вертикаль», имеют управленческий опыт, команду и ресурсы. В свое время в Барнауле была развернута настоящая «война» против последнего избранного мэра Владимира Колганова. После возбуждения уголовного дела в августе 2010 г. он был отрешен от должности постановлением губернатора Александра Карлина. К слову сказать, в 2011 г., после отставки мэра, уголовное дело было закрыто.

Когда Игоря Савинцева назначали на эту должность, раздавалось много речей о том, что народ выбирает на выборах «не тех», а вот для назначения «сверху» можно подобрать самых честных профессионалов. Осенью 2014 г. во время кампании по выборам губернатора Александр Карлин даже представил Савинцева в качестве одного из трех кандидатов на пост сенатора. Сам Игорь Савинцев всегда позиционировал себя как «лояльный хозяйственник, чуждый каких-либо политических амбиций». Однако теперь даже и его судьба оказалась под вопросом. Дети современных руководителей-чиновников часто полагают, что им «все позволено», и это нетрудно использовать, если ставится цель «продавить» какое-то решение или «освободить кресло». В принципе, все это вполне закономерно в условиях, когда выборы отменены, когда политики становятся все менее подотчетными обществу, а сама политика становится все менее прозрачной.