Шоладеми Самсон Бартоломиувич

Генеральный директор рекламного агентства «Сеть Морфеус», ведущий специалист по управлению репутацией в Интернете (г. Москва)

 

 

Комментарии эксперта:

Июнь 27, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2019)

Подготовка к выборам вошла в активную стадию в большинстве регионов. Питер — не исключение, и там, несмотря на все усилия пиар-команды Беглова, пока с имиджем будущего губернатора наблюдаются серьезные проблемы. В городе – тотальный демарш муниципалов, которые отказываются отдавать подписи за Беглова, пришлось, как говорят, привлекать старых, добрых бюджетников. В итоге, конечно, все соберут (админресурс никто не отменял), но сам факт показательный.

Виноват ли в том только Беглов? Нет, конечно. Люди устали от власти вообще, а не только от власти Беглова и его команды. Они недовольны повышением пенсионного возраста и платежками за ЖКХ, в «мусорной реформе» они видят только рост тарифов и ни одного иного положительного момента, проблема обманутых дольщиков не решается, в поликлиниках по-прежнему очереди, в школах не дают нормальных знаний детям, общественный транспорт оставляет желать лучшего. Добавляют к общей картине небольшие, но постоянные происшествия, в которых также обвиняют местные власти. На днях, например, упал кусок фасада со здания цирка на Фонтанке. К счастью, упал на козырек, пострадавших нет, кроме имиджа Беглова, разумеется. Выиграет ли Беглов выборы? Думаю, что да (см. выше замечание про админресурс, и инциденты вроде «лопаты Беглова» или то, как он сбежал с собственной пресс-конференции в ТАСС), эти «косяки» ему не помешают, но, в целом, ситуация и по Питеру, и по другим регионам показывает, что градус недовольства властями по всей стране постоянно растет. Частично это снимается мероприятиями типа «Прямой линии», в котором публично наказывают, разбираются и вообще создают видимость контроля в стране. Но, в целом, это выглядит как намазывание зеленкой кожи при гангрене конечности: вроде и манипуляцию провели, но и толку при этом никакого нет.

Беглова спасает, что на выборах у него не будет сильных конкурентов. Либералы пока не смогли договориться о едином кандидате. Бортко от КПРФ — слишком пассивно ведет избирательную кампанию. Все остальные кандидаты — просто статисты. Здесь можно провести аналог с выборами мэра Москвы в прошлом году, где Собянин достаточно легко, не напрягаясь, выиграл у своих конкурентов. Правда, пиар-машина мэрской команды Сергея Семеновича на порядок выше отстроена и эффективна, чем у его коллеги из северной столицы. Спасает Беглова то, что если в его деятельности происходит «малый хаос», то у его конкурентов – «хаос большой», который наслаивается помимо губернаторских выборов, на местные муниципальные выборы. Один хаос против другого. И больше грязи и шокирующих моментов будет именно на этом — районном уровне, что не добавит имиджевых очков провластному губернатору, желающему избавиться от приставки и.о.

Май 29, 2019 | Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2019)

Сергей Собянин который год входит в число самых лучших руководителей российских регионов. С одной стороны, так и есть, Москва действительно сильно отличается от всех остальных городов. Но, с другой стороны, динамики развития и, главное, желания активного участия в решении городских проблем со стороны Собянина я не вижу. Наоборот, есть какая-то отстраненность личности мэра от города, и это очень хорошо видно по медийному пространству, которое сейчас представляет собой достаточно интересное зрелище.

С одной стороны, мы видим нарастающие протесты жителей, вызванные чисто городскими проблемами (мусор, ЖКХ, экология, реновация и т. д.), с другой стороны, та самая медийная отстраненность мэра, который как бы самоустранился от этих проблем, сосредоточившись на каких-то более глобальных вещах (не случайно его называют в числе одного из самых влиятельных политиков федерального уровня). Складывается ощущение, что в условиях жесткого прессинга внутри властной вертикали, у мэра действительно какие-то более важные проблемы, которые он вынужден решать, отвлекаясь от проблем обычных горожан.

Так или иначе, но активной медиареакции мэрии на горячие вопросы в соцсетях не заметно. Более того, постоянный мониторинг показывает, что реакции, какой-то отработки по данной проблеме практически нет (если и есть, то я бы охарактеризовал ее как активность районов в рамках округов, но не как скоординированную активность, организованную мэрией).

На сегодня я могу выделить 4 основных «горячих» точки, которые обсуждаются в региональных соцмедиа в последние 3 месяца: мусор: сбор, утилизация и переработка. Во-первых, бросается в глаза отсутствие логичной пропаганды раздельного сбора мусора среди населения. То, что сейчас проводится в социальных сетях, это профанация, а никак не скоординированная медиакампания (кстати, всем нам крайне необходимая!).

Во-вторых, нет понимания, как в глобальном плане будет решаться этот вопрос. Подмосковье задыхается от свалок, их закрывают одну за другой, на оставшиеся жестко ограничивают ввоз отходов. Более далекие области отказываются принимать московский мусор даже за очень большие деньги (вспоминаем протесты в Архангельской области). На фоне всего этого программа реновации, в рамках которой мусора будет не просто много, а очень много, выглядит весьма сомнительным с точки зрения реализуемости мероприятием — экология. Зимой системы мониторинга фиксировали мощный протест, носивший признаки внешней координации, против использования реагентов. Московская оппозиция грамотно раскрутила эту тему, вполне убедительно доказывая вред (реальный или мнимый) для здоровья москвичей от тех химических веществ, которыми убирают от снега улицы. И замять скандальную ситуацию столичным медиаресурсам не удалось. Да, в суде отклонили иск к ЖКХ о запрете использования химических противогололедных реагентов, но для мэра, неприятный негативный осадочек, что называется, из этой истории остался.

С наступлением весны обострилась проблема запаха. Москву накрывает вонью, которая идет и от заводов, и от канализации (привет полям аэрации и КОС), и от подмосковных свалок. Я живу на востоке Москвы около метро Новогиреево в районе Ивановское, и утренние запахи сероводорода — у нас не редкий гость. Люди снова начинают возмущаться, отработка в соцмедиа – только силами самих организаций и их пресс-служб, за что им, конечно, честь и хвала в плане профессионализма, но все это — капля в море информационного вакуума. Отсылка к закопанным полям аэрации и смытой с дорог во время весенних дождей грязи уже не работает. На дворе лето, вонь осталась прежней.

Застройка территории. В апреле произошло много скандалов с общественными слушаниями по застройке территории и по строительству новых ТПУ. Много проплаченной массовки, отсутствие внятных разъяснений, красивые картинки вместо четких планов, которые если и есть, то им не верят жители, так как планы могут серьезно поменяться. Жалобы первых переселенцев на огромное количество косяков в новом жилье, построенном по программе реновации, партизанская война во дворах, где уже началась стройка, открытые конфликты жителей районов, которые за переселение из пятиэтажек и тех, кто против возведения на месте пятиэтажек 
17-22-этажных домов. Всё это создает крайне благоприятную почву для дальнейшего критического роста агрессии всех против всех.

В результате мы имеем мощные протестные группы сразу в нескольких районах на юге Москвы. В Гагаринском районе люди, например, активно выступают против строительства новой ветки метро неглубокого залегания, которая пойдет совсем рядом с жилыми домами. Такие же возмущения мы видим при строительстве юго-восточной хорды. На днях буквально сообщали о протестах в Люблино, есть конфликт в Останкино. На все эти проблемы реагирует оппозиция, но не реагирует мэрия. Почему? Мэрия выбрала страусиную политику, предпочитая делать вид, что проблемы нет, вместо того, чтобы делать что-то для ее решения? Нет, я бы скорее назвал это медийной отстраненностью выстроенного образа Собянина. Сергей Семенович не то чтобы забронзовел, но превратился на 8-м году городского правления в мэра-лубка, живущего в параллельной вселенной, где всё хорошо: вечный праздник жизни в формате бесконечных фестивалей, море иллюминации и розовые урбанистические пони (кстати, первое, второе и третье активно ставится в заслуги и нового вице-мэра Натальи Сергуниной).

На такую важную составляющую, как отработка негатива, стали откровенно забивать (можно вспомнить добрым словом Ракову, при которой с этим было гораздо строже). Впечатление, что в последние месяцы многое пустили на самотек. Стратегии и тактики, которые были раньше, при Раковой, не видно. И возникает вопрос: почему? Сказалась смена подрядчика? Новая вот такая стратегия, основанная на принципе устранения и извечном русском «авось»? Власти думают, что «само рассосется»? Огорчу их — не рассосется. Оно умножится проблемами с пробками на дорогах, застрявшим поездом в тоннеле метро, выбросами заводов – да мало ли проблем в городе. И кстати, последние два ЧП в столичной подземке, которые случились с разницей в двое суток, когда на несколько часов застряли в тоннеле по 3 поезда и свыше 1 000 людей были заперты в душных вагонах в час пик — показательный звоночек надвигающегося системного кризиса в городском управлении.

 

Апрель 29, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2019)

Создается впечатление, что у действующего мэра Москвы смещается фокус личного интереса. Как у президента России. Не секрет, что у Владимира Путина в последние годы вопросы внешней политики вызывают в глазах больше блеска, нежели опостылевшие внутренние проблемы страны. Трансформацию, но несколько иного рода, я наблюдаю и у Сергея Собянина.

Вопросы управления мегаполисом постепенно отодвигаются на второй план на фоне поиска себя, своего места, в будущем транзите власти. По-моему, он этим сейчас больше озабочен. За февраль — апрель в столице резко повысилась протестная активность. На этот есть, как и объективный фактор — грядущие 8 сентября выборы в Мосгордуму, которые стали триггером для активизации всех политических оппонентов мэра, так и субъективный — вялая, на мой взгляд, контригра структур мэра в медиапространстве. Возможно, я просто этого не замечаю, хотя постоянно мониторю ситуацию.

Но я не вижу активной реакции мэра Москвы на самые злободневные проблемы города, которые обсуждаются в тех же соцсетях. Выделю 4 проблемы (хотя, конечно, их больше), которые сразу бросаются в глаза в московской повестке за последние 3 месяца: проблема с раздельным сбором мусора и его утилизацией. Во-первых, я не замечаю адекватной и продуманной пропаганды раздельного сбора мусора среди населения, а вижу только информационную профанацию этого вопроса. Во-вторых, непонятно, как будет в глобальном плане решаться вопрос с утилизацией столичного мусора, в том числе и строительного, которого будет много, когда реновация вступит в активную фазу — попытки столичных властей сплавить московский мусор за 1 000 километров на полигоны в Архангельскую область терпят фиаско из-за мощного протеста тамошних жителей и это обидное личное поражение Собянина на федеральном уровне. Минувшей зимой резко в медийном плане обострилась сезонная проблема с реагентами. Московская оппозиция грамотно раскрутила эту тему, вполне убедительно доказывая вред (реальный или мнимый) для здоровья москвичей от тех химических веществ, которыми посыпают заснеженные улицы. И замять скандальную ситуацию столичным медиа ресурсам не удалось. Да, в суде отклонили иск к ЖКХ о запрете использования химических противогололедных реагентов, но для мэра, неприятный негативный осадочек, что называется из этой истории остался.

В апреле очень много произошло скандалов в разных районах Москвы, где проводились общественные слушаниями по теме реновации: много проплаченной массовки-титушек, отсутствие внятного объяснения, что конкретно будет строиться, красивые картинки, выставленные на обсуждение мало соответствуют тому, что может быть построено в реальности, жалобы первых переселенцев на огромное количество косяков в новом жилье, партизанская война во дворах, где уже началась стройка. Всё это создает крайне неблагоприятную почву для дальнейшего критического роста агрессии всех против всех.

А посмотрите, какие мощные протестные группы жителей сейчас сформировались и объединяются в нескольких районах на юге Москвы. Как активно, например, в Гагаринском районе люди выступают против строительства новой ветки метро неглубокого залегания, которая пойдет совсем рядом с жилыми домами, как возмущаются люди, что не учитывают их интересы при строительстве юго-восточной хорды. Почему Сергей Собянин должным образом не реагирует на растущий социально-городской протест? Нет, это — не страусиная политика замалчивания. Я бы назвал этой медийной отстраненностью выстроенного им образа. Сергей Семенович не то чтобы забронзовел, но превратился на 8-м году городского правления в мэра-лубка: он живет в параллельной вселенной, где всё хорошо: вечный праздник жизни в формате бесконечных фестивалем, море иллюминации и розовые урбанистические пони.

Знаете, есть ощущение, что после того, как новым главой аппарата правительства Москвы вместо Анастасии Раковой стала Наталья Сергунина, на многие вещи в плане информационной профилактики в мэрии стали «забивать». Впечатление, как будто последние месяцы всё пущено на самотек. Я не вижу выверенной стратегии и тактики, как правильно купировать в медиапространстве вышеобозначенные проблемы. Либо решили сэкономить, либо, что всего вероятнее, надеются на простое русское «авось» — рассосется само. Огорчу их — не рассосется. И итоги сентябрьских выборов в Мосгордуму кое для кого будут ушатом холодной воды.

 

Август 29, 2018| Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2018)

Из позитивных моментов в деятельности Сергея Собянина, при всем к нему моем скептическом отношении, я бы отметил, как хорошо Москва подготовилась к проведению Чемпионата мира по футболу, когда город на месяц стал спортивной столицей мира. Собственно этот праздник жизни, который мы увидели вместе с сотнями тысяч туристов, был бы в рамках последующей затем избирательной кампании самой лучшей и позитивной агиткой за Собянина, за те изменения в городе, которыми он хочет перед своими избирателями похвастаться.

Поэтому я не понимаю, почему Собянин испугался сделать столичные выборы более конкурентными. Объективно говоря, в Москве позиции Собянина сильны. В первую очередь, в силу отсутствия серьезного конкурента. В прошлом году был один такой кандидат, депутат Мосгордумы Андрей Клычков, который мог стать центром притяжения всех столичных оппозиционных сил в противостоянии с московской мэрии. Но он технично был сплавлен на должность губернатора Орловской области. Собственно после этого вопрос о том будут ли у Собянина какие-то проблемы с повторным избранием мэром Москвы у меня отпал.

Все остальные кандидаты-конкуренты, которые сейчас допущены до выборов: Вадим Кумин от КПРФ, Илья Свиридов от «Справедливой России», Михаил Дегтярев от ЛДПР, «мутный» Михаил Балакин от разорившегося СУ-155 — технические, не способные аккумулировать протестный электорат. Если бы прошел муниципальный фильтр Дмитрий Гудков, какая-то интрига сохранялась бы.

На мой взгляд главная ошибка Собянина, что он боится напрямую общаться с народом и выслушивать критику в свой адрес. Если вы посмотрите как сейчас проходит его агитационная кампания, то все встречи с москвичами — это встречи со строго отобранными людьми, как правило, представленными районными активистами ЕР, советниками управ, членами районных молодежных парламентов. Встречи, о времени и месте проведения которых никогда нигде не анонсируется. Но зато очень много пишется по их итогам. Это нафталиновая страусовая тактика. Как и отказ от дебатов в СМИ с другими кандидатами — спарринг-партнерами. Тут-то чего бояться в отсутствии реальной избирательной кампании со стороны его как бы конкурентов?

Главный месседж избирательной кампании, о котором Сергей Собянин заявил на её старте еще в мае, — «Я иду, чтобы доделать то, что начал», выбран, на мой взгляд, правильно. Культивирование образа крепкого мэра-хозяйственника, мэра-строителя, мэра-созидателя. Гротескный старт с использованием шутов типа Джигурды и Паука передал всем остальным его конкурентам, допущенным до выборов, вирус несерьезности.

Отношение к мэру Москвы и его деятельности со стороны жителей города в рамках одобрительно-нейтрально-негативно-по фигу оценил бы в пропорции 10/30/10/50. Экспертное сообщество настроено более критически и фрондерски, бизнес-элиты — крайне комплиментарно, за исключением представителей малого бизнеса.

Всерьез обсуждать, как складываются отношения между Сергей Собяниным и муниципальными субъектами органов власти, находящимися по отношению к мэрии Москвы в коленно-локтевой позиции, было бы нелепо.

Гораздо интереснее другое: как в условиях съеживающегося как шагреневая кожа финансового пирога Собянин будет защищать от фискальных аппетитов федерального центра огромный московский бюджет, на который позарился Кудрин и другие из правительства.  Вангую, что это будет красной чертой в будущем противостоянии Собянина с федеральным центром, первые раскаты которого мы услышали в полемике на урбанистическом форуме: развитие Москвы и дальнейший рост ее агломерации — это угроза регионам или локомотив развития всей страны?

А главный враг на этих выборах для Собянина это не кто-то из его конкурентов, а прогнозируемая очень маленькая явка. Потому что грядущие выборы мэра с заранее известным результатом вызывают апатию у электората. Нет интриги — нет шоу.