Колядин Андрей Михайлович

Политолог, начальник Департамента региональной политики Управления Президента РФ по внутренней политике (2009 — 2010 гг.)

 

 

Комментарии эксперта:

Октябрь 31, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2018)

Постоянная ротация губернаторов уже стала традицией. В течение двух лет она сопровождает нашу жизнь и связана с курсом руководства страны на обновление губернаторского корпуса.

Самопровозглашенный уход в отставку некоторых руководителей регионов задолго до окончания своего срока – тоже, в общем-то, тенденция не новая. Эта практика задушевного разговора с губернаторами в администрации президента существует с начала 2000-х годов. И тогда в Кремль, и сейчас на Старую площадь приглашаются губернаторы, где им сообщают, что в свете последних событий принято решение о том, что они должны покинуть свою должность, потому что на этой территории назрели политические и экономические преобразования, для реализации которых засидевшиеся чиновники не подходят. Если отказаться, то в ответ будет включен механизм отставки по утрате доверия, как это случилось с уважаемым мною бывшим мэром Москвы Юрием Лужковым. Поэтому губернаторы, как правило, охотно идут навстречу и АП не перечат.

В последнее время произошло несколько смен региональных властей, непрогнозируемых и удививших как федеральный центр, так и политологов. Если замены в Башкирии (конфликтные ситуации с элитами у Хамитова), Липецкой и Курской областях (там губернаторы работали «со времён царя Гороха») были вполне логичны и ожидаемы, то в Хакассии, Приморье, Владимирской области и Хабаровском крае, мягко говоря, удивили. Причём каждая по-своему. Думаю, что во Владимирской области и Хакассии мы наблюдали выражение определенного недовольства людей экономическим развитием (Хакасия — официально признанный банкрот и управляется из федерального центра). Во Владимирской области Светлана Орлова была всегда очень неплохим политиком и даже жестким по делу. Но этого оказалось крайне мало для создания политического пространства на территории и для её развития. Сыграли свою роль и постоянные конфликты. Я был уверен, что её отставка случится гораздо раньше, чем случился провал на выборах. Уже когда в прошлом году произошло ее назначение, представители всех ветвей власти области относились к ней с предубеждением, считая, что она не справляется со своей работой. Приморье — уникальный регион, там, в отличие от многих российских областей, значительно меньше бюджетников, велика степень самостоятельности людей, очень много бизнесов, которые наши фискальные органы проконтролировать не могут — начиная от добычи биоресурсов и заканчивая гаражной экономикой. Независимость от власти влечёт зависимость от «невласти». Полукриминальные структуры пасут гаражную экономику и имеют серьезное влияние на региональную политику. Тарасенко с командой, приехавшие из Москвы, просто не поняли, что там происходит и решили обычными методами надавить на местные элиты. Но Владивосток — это не Новосибирск: номер не прошел. Со сложностями может столкнуться и Кожемяко. Несмотря на то, что он выходец с данной территории, предстоящие выборы будут крайне сложны для него. В Хабаровске Вячеслав Шпорт принял не простое для себя решение, но решил воевать честно и не стал препятствовать Сергею Фургалу на уровне муниципального фильтра. Это был проигрыш в абсолютно честной борьбе. Проиграл, решив пойти на понятные для себя риски. И проиграл как мужик, как воин.

Федеральная власть, конечно, должна извлечь уроки из этих ситуаций, должна понять, что в государстве существует не только материальная жизнь — то, что называется экономикой, социальной сферой и реализаций неких проектов по развитию промышленности, цифровизации и т д. Но ещё существует то, что есть во всех государствах: внутренняя политика.

На внутреннюю политику в нашей стране не обращают внимание уже много лет, даже президент в прямых линиях и речах старательно избегает политических вопросов. А они назрели и требуют политических изменений. Очевидна невовлечённость людей в политический процесс. А люди, в которых государство не заинтересовано, либо уходят в оппозицию, либо перестают реагировать на запросы государства и ходить на выборы. Мы уже видим существенное снижению явки на местах, помним 13 % пришедших на муниципальные выборы прошлого года в Москве. Это протест не против партий, а против всей власти. Демократия — не народовластие по сути своей, а разделение проблем власти с народом. Уверен, если не вернуть демократические принципы в условиях экономических, политических кризисов, то они разорвут в клочья, прежде всего, федеральную власть. Как и власть любую другую.

Поэтому жизненно необходимо возвращение демократических принципов выборов, отмена всех муниципальных фильтров и договоренностей, лишающих нормальных людей шанса на выигрыш. Пусть честно между собой соревнуются — какая разница власти, кто из них выиграет? Важно, чтобы на государственные посты не проходили шпионы, криминал и психически нездоровые люди. Конечно, политические преобразования повлекут за собой большие изменения на уровне муниципалитетов и региональных властей, потому что будут избираться харизматики. Но политическая жизнь вернётся! Произойдёт обновление системы, которое позволит власти не допустить собственного сноса и кровавого передела собственности.

 

Сентябрь 26, 2018 | Национальный Рейтинг Мэров (Август-Сентябрь, 2018)

В последнее время мэры чаще избирались не прямыми выборами, а с помощью так называемой совместной формулы. Дума и губернатор выдвигали кандидата в мэры из состава Думы, а депутаты фиксировали выбор своими голосами. Таких вариантов, которые позволяли назначать людей, близких региональной власти, было несколько. И целью такой системы было прямое влияние региональной власти на данных мэров и предотвращение противоречий, которые были в своё время и в Самарской области, и в Нижнем Новгороде, и в Приморье, и в целом ряде других регионов.

Однако современная история всё равно готовит сюрпризы. Мы видим, как в Якутии избирается очень популярный, известный и любимый людьми губернатор Айсен Николаев, которого давно уже можно было выдвинуть на этот пост. Но при этом на его место главы Якутска народ избирает никому незнакомую «техническую девочку».

Это тоже протестное голосование.

Поэтому я думаю, что те люди, которые назначены не через прямые выборы, готовы встроиться в сложившуюся ситуацию. Думаю, что они не будут противостоять представителям ЛДПР, коммунистам и другим неожиданным выходцам из иных партий, как это произошло сразу в четырёх субъектах РФ, а будут сотрудничать с новыми губернаторами, которых выбрал народ.

Но мне кажется, с точки зрения сохранения государства, сохранения вертикали власти, необходимо возвращать прямые всенародные выборы мэров. Это послужит как раз тем самым основанием, которое позволит спустить пар, уменьшив накал протеста у людей.

Да, конечно, могут возникнуть всякие противоречия между региональной властью и властью муниципальной. Но поверьте, политическая конкуренция – это неплохо. Она не уничтожает регион. Она заставляет существовать политическую жизнь на нашей территории и втягивает жизнь в водоворот — люди активно участвуют в политической жизни вместо того, чтобы ненавидеть государство и «точить вилы», выходя на улицу против него. Происходит некая сублимация политических настроений через те политические конфликты, которые бывают на территориях. Это не плохо.

 

Август 29, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2018)

Этим летом внимание наблюдателей приковано к многочисленным губернаторским кампаниям – сразу 26 регионов в сентябре обретут новых (или старых-новых) руководителей, которых условно можно разделить на 4 сегмента.

Выборы предстоят состоявшимся действующим губернаторам, им разрешено попытать счастье в  очередной выборной кампании, то есть остаться на своих местах и продолжить заниматься своей деятельностью.

Вторая группа претендентов на региональный трон – так называемые «молодые технократы», те, что проходят через горнила прыжков в воду, проползания под танками и прочих командных образований, через курсы МЧС.

Третьи – так называемый «президентский резерв».

И бывшие мэры городов, отлично проявившие себя, которые при переназначениях предыдущих глав субъекта федерации станут губернаторами.

Я практически убежден, что все они займут намеченные посты. Почему именно они, а не их конкуренты? Потому что им позволил или их назначил «самый главный политтехнолог» России Владимир Владимирович Путин. При назначении президентом кого-либо в качестве врио собственный рейтинг ВВП легко капитализируется в рейтинг данных персон, даже если их позиции шатки, даже если они «варяги» из другого региона. Сам факт того, что президент назначает человека является серьезной форой перед всеми остальными кандидатами на данной территории.

Второй аспект, свойственный текущему моменту: вся система усердно работает на того кандидата в губернаторы, который поцелован в лоб верховным главнокомандующим. У провластных кандидатов есть бюджет на HR и GR, все органы местного самоуправления подчинены им через глав муниципалитетов, которые прекрасно понимают взаимосвязь личных усилий на благо кандидата и сохранения своего места после избрания регионального лидера. И это немаловажный фактор будущего успеха —  ведь до районов добраться достаточно сложно. Одно дело — провести квалифицированную кампанию в стольном городе, а другое – засветиться в каждом уголке региона, начиная от расклейки пропагандистких материалов, заканчивая формированием информационных сетей. На человека, назначенного Путиным, работают и силовики, и избирательные комиссии (никуда не делся муниципальный фильтр, а значит не каждый сильный конкурент его преодолеет). Ведь необходимо обойти территорию и собрать значительную часть голосов местных депутатов, которые предпочитают действовать в угоду власти.

Возможно поэтому особенность всех региональных кампаний в том, что они сегодня очень похожи. И не важно – приехал ли кандидат издалека (как Сергей Носов в Магаданскую область) или он местный и узнаваемый (Айсен Николаев в Якутии); есть ли у него серьезный опыт управления (тот же Носов, Николаев) или он никогда регионалистикой не занимался и это некий эксперимент на территории (например, Глеб Никитин был первым замом министра промышленности и торговли). Для всех «благословлённых» начинает действовать единый федеральный предвыборный механизм. На территорию приезжают представители министерств, ведомств, премьер, президент, вице-премьеры. Они посещают регион не просто для того, чтобы постоять с кандидатом, но и проинспектировать какие-то недострои, одновременно выделяются финансовые ресурсы, и в результате начинает преображаться мир: строятся дороги, мосты, перинатальные центры, которые никак ранее не достраивались, появляются программы по ремонту дворов, скверов, окружающей городской среды. В общем, люди воспринимают эти выборы и приезд нового человека как маленькое чудо. Поэтому шансы у нынешних врио очень высокие.

Отдельная история будет после выборов – министры перестанут ездить, русло инвестиций обмелеет, и губернаторы встанут «в общую очередь» на получение субсидий и субвенций и остальных проектов, и некоторые из них (кому достались дотационные регионы) испытают определенную депрессию.

А кто-то из действующих губернаторов, так и не справившись с трудностями, вероятно, оставит свой пост молодым и амбициозным. Ведь ротация глав регионов – это тоже тренд, постоянно продолжающийся. Будут убирать одних — назначать других.

Большую позитивную роль для страны и части регионов сыграл мундиаль. Была поставлена задача, губернаторы с ней справились и получили свои преференции – ремонтировать дороги и преображать облик своих городов. И если для шумной Москвы, возможно, праздник не стал слишком заметным событием (здесь постоянно что-то происходит), то для Саранска, Екатеринбурга и других городов Чемпионат мира по футболу, несомненно, был ключевым и потрясающим мероприятием не только этого лета. Я лично видел реакцию людей в Самаре, приехав туда на матч: это был клубящийся праздник, потому что многие самарцы такого не видели никогда. Город кипел и ликовал. 75 % нашего населения никогда никуда не выезжают и иностранцев видят лишь по телевизору. А здесь всё было по-настоящему! 

В общем, эта атмосфера праздника сыграла позитивную роль для губернаторов, однако радость от Чемпионата ослабила ситуация вокруг пенсионной реформы, необходимой, но представленной топорно. На этом фоне увеличивается число недовольных властью граждан, происходит консолидация оппозиционных сил против власти, что может сказаться на рейтингах и не кратно, но снизит результаты голосования в сентябре. Ощущения подъёма после мундиаля, впрочем, пока сохраняются, но дальше пошла жизнь, и она не такая праздничная, как бы хотелось.

—————————

Врио главы республики Якутия Айсен Николаев был готов к этой должности давно. В своё время его кандидатуру рассматривали в качестве первого лица Республики Саха-Якутия и включали в малый short-лист наряду с оставившим ныне пост главы региона Егором Борисовым. Но тогда, может быть из-за молодости, из-за расчета на то, что республикой должен управлять более опытный человек, был назначен Борисов. Думаю, если бы Николаева назначили несколько лет назад, то регион бы сильно выиграл. Хорошо, что это наконец произошло.

Николаев действительно очень профессиональный человек, при этом обладающий огромным опытом и политической работы, и финансово-экономической деятельности. Он был и депутатом, и заместителем главы Якутии, ответственным за внутреннюю политику. Прекрасно проявил себя на посту мэра якутской столицы. Наработанный бэкграунд смело позволяет Николаеву занимать высшие посты в республике, реализовывая себя как эффективного менеджера и политика.

Если бы каждого губернатора готовили так, то наша страна сияла бы блеском счастья и радости. Айсен Николаев абсолютно честен и по-настоящему православен, что лично для меня является показателем важных человеческих качеств – искренности и доброты. Думаю, что совокупность опыта и отношения к жизни Айсена Николаева приведёт возглавляемый им регион к прорыву. А федеральные власти ему в этом помогут.

 

Июнь 27, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2018)

Самое пристальное внимание в мае-июне было приковано к губернаторам, которым осенью этого года впервые предстоят выборы. Это несколько назначенных в июне врио губернаторов, им сейчас придётся активно убеждать Москву и электорат в своих управленческих способностях.

Ряд врио, назначенных в 2017 году, уже успели показать себя, чувствуют себя вполне уверенно, а люди уже готовы проголосовать за них. Это Глеб Никитин, который жесткой рукой в Нижнем Новгороде сумел навести порядок, разрубив «гордиев узел» многолетнего противостояния между областью и областным центром. Более мягким способом аналогичную задачу успешно решил приморский врио Андрей Тарасенко. Извечное противостояние главы Владивостока и губернатора, сопровождаемое «посадками» мэров, наконец-то было разрешено, и в настоящий момент эти противоречия во Владивостоке сведены к минимуму.

В этом электоральном цикле губернаторов назначали по двум основным критериям. Если в прошлом году в кресла региональных руководителей попадали ещё опытные и известные фигуры, лично знакомые с президентом и премьер-министром (Парфенчиков, Васильев, Евстифеев), то свежий губернаторский «призыв» формировался из состава неизвестных молодых технократов и мэров городов. Это Александр Моор, назначенный в Тюменскую область, бывший мэр Якутска Айсен Николаев, возглавивший Республику Якутию, Сергей Носов, делегированный из Нижнего Тагила на Магаданскую область, бывший мэр Самары Дмитрий Азаров, возглавивший Самарскую область и бывший мэр Вологды Андрей Травников, ставший лидером в Новосибирской области.

Другие вновь назначенные региональные лидеры — это технократы, фамилии которых пока ни о чём не говорят. Те самые молодые перспективные люди, которые прошли через конкурс «Лидеры России», обучение в РАНХиГС или программу «Кадровый резерв президента». Например, самый молодой в России глава региона Дмитрий Артюхов (возглавил ЯНАО). В его активе предпринимательский опыт, зарубежный вуз по программе МВА, семейные традиции — его отец был вице-спикером Ямала. То есть этот человек вырос с пониманием того, как выстраивается законодательная власть региона, знаком с элитами вверенной ему территории.

Одна из основных особенностей нынешних губернаторских кампаний — нивелирование сильных конкурентов (Новосибирская. Самарская области), что является итогом внутренних межэлитных договорённостей. Ко всем своим назначенцам с деловыми визитами приезжает президент Владимир Путин, охотно делясь своим рейтингом влияния на общество. Их посещают федеральные министры, демонстрируя электорату возможности врио, и их способность привлекать федеральный ресурс. Да и вся местная административная система работает на них. Поэтому, думаю, шансы действующих врио на победу очень высоки. Система формирования властной вертикали меняется у нас на глазах. Губернаторы уже не всевластные князья, а менеджеры, управляющие территорией и выполняющие задачи, которые перед ними ставит федеральная власть.

Эта система выстраивания технократического руководства территориями (и не только ими — она коснулась и министерств с ведомствами) предполагает общие федеральные задачи и цели для врио, общую оценку эффективности. По сути, территории становятся унитарными предприятиями общего холдинга Россия. Эта некая унификация управления как раз и определяет сами критерии отбора данных персон.

Даже Прямая линия с президентом, как давно сложившаяся система взаимоотношений между властью и народом, где «царь наказывает нерадивых бояр», несколько видоизменилась. Теперь это скорее селекторное совещание, в котором используются традиционные для селектора технические возможности. И надо отметить, этот способ обратной связи превратился в самостоятельную форму ручного управления государством. Задачей губернаторов в прямом эфире было даже не решить проблему, а сказать одну и ту же фразу: «Да, Владимир Владимирович», «Слушаю, Владимир Владимирович», «Взял на контроль, Владимир Владимирович», «Дайте несколько дней, Владимир Владимирович», «Итог доложу вам лично» и т. п. Каждый из губернаторов справился с произнесением этих фраз хорошо.

Вообще, губернаторы — большое экспериментальное поле для президента. И тема, появившаяся в информационном пространстве, о том, что институт губернаторов является неким фильтром для выявления будущего лидера России — морковка, которую получают «молодые технократы» для повышения собственной эффективности. И перспектива выходить министрами или высокопоставленными чиновниками администрации президента из губернаторов бесспорно есть. Это такой «военный» процесс, в котором выжившие имеют шанс стать заслуженными военачальниками.

—————————-

После ярких красок и гонгов мундиаля Самарская область вернётся в свою повседневную колею. Главное, чтобы этот переход не оказал негативного влияния на отношение жителей региона к новому губернатору Дмитрию Азарову. У людей и ожидания, и взгляд на окружающий быт уже поменялись: они хотят продолжения банкета.

В отличие от многих регионов, которые переживают сейчас кризис и не имеют внутренних ресурсов, Самарской области повезло немного более — у неё есть собственные источники дохода, и вложено по разным оценкам порядка 77 миллиардов рублей на этапе подготовки к Чемпионату мира по футболу. Эти деньги начали осваиваться ещё при Николае Меркушкине и значимо изменили облик города. Позитивное отношение к Самаре сегодня наблюдается даже у тех людей, которые ранее относились к региону с некоторым скепсисом.

На фоне этого ресурса Дмитрию Азарову удалось достигнуть целого рядя договорённостей и сделать несколько ключевых заявлений. Это решение не увеличивать размер платежей на капитальный ремонт и возвращение льгот неимущим пенсионерам за проезд, которые забрал в своё время Меркушкин. Не от хорошей жизни. Понятно, что выделение дополнительных средств, льгот и преференций возможно только тогда, когда на это есть деньги.

Азарову также удалось договориться с определённой частью оппонентов о сотрудничестве. Он сам плоть от плоти местного бизнеса и смог сохранить его расположение, не ассоциируясь с ним в глазах простых людей.

Наряду с этими стартовым успехом, есть целый ряд местных, которые со временем проявятся, и это может серьезно усложнить отношения Азарова с населением. В период выборов он обретает образ человека, способного решать нерешаемые вопросы. Но собрать больше денег и устроить рай в отдельной Самарской области невозможно. Во времена блистательного положения Самарской области заметный вклад в экономику региона привносили предприятия ЮКОСа, АвтоВАЗа. Сегодня крупные налогоплательщики, работающие в регионе (АвтоВАЗ, Роснефть и другие подобные предприятия), налоги платят не в Самарской области.

Пройдут выборы, перестанут наведываться в гости правительственные чиновники и президент, перестанут уже привычными предвыборно-мундиальными темпами ремонтироваться улицы, фасады домов, в общем, начнётся обычная жизнь, такая, какой она была в Самаре на протяжении последних лет до Чемпионата и «пересменки» власти.

Поэтому Азарову уже пора приготовиться самому и готовить жителей к тому, что после освоения серьезных ресурсов на мундиаль, настанут непростые времена. А для подслащивания пилюли губернатору необходимо будет воплощать точечные кейсы и на них сосредотачиваться, сохраняя их в информационном пространстве, создавая позитивные информационные поводы. А может быть даже «переселиться» в Москву, обивая правительственные пороги в попытках решить вопросы по дополнительным инвестициям в регион. Праздник заканчивается. Начинаются будни.

————————

Губернатор Псковской области Михаил Ведерников работает в условиях очень сложной экономической ситуации. В регионе отсутствуют крупные производства и соответственно щедрые налогоплательщики. Даже мелкий и средний бизнес развивается здесь скромно. Отсюда и масса проблем, начиная с низкого уровня заработной платы, безработицы, невозможности опереться на какие-то природные источники: их нет.

Но тем не менее главе Псковской области, как и другим губернаторам, необходимо решать четкие федеральные задачи, выполнять все майские указы президента. Поэтому даже Михаилу Ведерникову, который в силу своего прежнего профессионального опыта знаком и с большими инвесторами, и с руководителями различных значимых министерств и ведомств в стране, сложно заинтересовать их преимуществами Псковской области. Это самая тяжелая задача, которую предстоит решать Ведерникову в роли Псковского губернатора.

Одновременно главе региона предстоит закончить проекты, начатые при Андрее Турчаке: строительство спортивных объектов, парков, набережной, перенатального центра. Сделать всё, чтобы развивались промышленные и сельскохозяйственные кластеры, что позволит повысить уровень жизни местных жителей. Этим тяжелым задачам и будет подчинена вся деятельность Ведерникова как до выборов, так и после.

С политической точки зрения это тоже не простой регион. Исходя из его депрессивной сути, местные жители при оценке возможностей региона, конечно, не молчат, а достаточно активно участвуют в оппозиционных акциях против власти. Например, Лев Шлосберг. И его тактика очень распространена по всей России — воспринимать в штыки назначенцев Кремля. Михаилу Ведерникову приходится опровергать делами нападки оппонентов, утверждающих, что он не заинтересован в развитии Псковской области, а только преследует свои карьерные амбиции. Эта тема заметно присутствует в информационном пространстве региона. Хотя и не является неоспоримым аргументом.

Ещё до революции при царской России была подобная нынешней система назначений генерал-губернаторов, которые порой блистательно отрабатывали свои «путёвки» на руководстве незнакомыми территориями. Это, например, Пётр Алабин, который работал в Москве, Самаре и Петербурге. Самара до сих пор гордиться им и помнит его как выдающегося губернатора. И таких примеров не мало.

Михаил Ведерников, на мой взгляд, выстраивает работу вполне логично. Насколько стремительно меняется от этого жизнь региона? Не меняется. В отсутствие быстрых финансовых ресурсов, развитие Псковской территории — задача долговременная и очень тяжелая. Но обвинять можно только того руководителя, который не работает. А Ведерников, судя по всему, за дело взялся серьезно.

Думаю, что после губернаторских заявлений о намерении «выжигать калёным железом» саботирующих работу чиновников, без образцово-показательных процессов Псковская область не обойдётся. Хотя навряд ли решит общероссийскую проблему, а лишь заставит нечистых на руку товарищей «прижать уши». Впрочем, выстроить отношения с местными элитами для Ведерникова, думаю, не составит труда. Он находится в постоянном контакте с общественными организациями, не отрицает самого процесса диалога, выдерживает жёсткое противостояние оппозиции в регионе, которая во время выборов отнюдь не молчит, а закаляет критикой нового губернатора.

 

Декабрь 27, 2017 | Национальный Рейтинг Мэров (Итоги 2017 года)

Мэр Новосибирска Анатолий Локоть давно утвердил себя на внутриполитическом поле Новосибирской области как серьёзный игрок. А вот насколько он ответственный — покажут выборы главы Новосибирской области, намеченные на сентябрь грядущего 2018 года.

С приходом в регион врио губернатора Андрея Александровича Травникова Локтю будет не просто сдерживать свои политические амбиции. Впрочем, в современной истории есть немало примеров, когда серьезные противники становились политическими союзниками. Например, нынешнее партнёрство экс мэра Екатеринбурга Владимира Тунгусова и губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева. До того как найти точки соприкосновения, нынешний губернатор и глава его теперешней администрации жёстко противостояли друг другу. Сегодня Тунгусова без преувеличения можно назвать опорой Куйвашева.

В новосибирской истории придётся уступить Локтю. Но говорить о нём как об уходящей политической натуре я бы не стал. Раньше он строил свой рейтинг, в том числе, на профессиональном противостоянии. И в конфликте с прежним губернатором Новосибирской области получил немало плюсов для своей политической карьеры. Но сегодня иные времена.

Для Локтя было потрясением, что руководить регионом назначили совершенно постороннего человека. Этого не ожидал никто из местных элит. Хотя сложно не заметить, что назначение руководителя извне, это главный управленческий тренд: федеральные власти пытаются перевести когорту губернаторов из состояния «великих князей», вершащих судьбы областей, на уровень менеджеров.

С этой точки зрения, назначение Травникова вполне логично. Участие в политических битвах сегодня чревато. Это звонок Локтю, и не только ему, а всем региональным элитам. Поэтому ожидания Виктора Толоконского, который решил, что в тандеме с мэром сможет переиграть Москву на основании лишь того, что Локоть «свой», а Травников – «чужой» — не совсем верны.

Локоть мог бы стать серьёзным соперником Травникова на выборах, включить все свои ресурсы и всё своё политическое влияние, осложнить жизнь врио в ходе выборной компании. Но мой опыт личного общения с Анатолием Евгеньевичем показывает, что он абсолютно системный человек, и обычно вопреки сложившимся политическим тенденциям не ходит. Поэтому считать его противником врио губернатора не стоит.

Очевидно, что в условиях сегодняшних политических реалий шансов занять кресло губернатора Новосибирской области больше у Андрея Травникова. Президент страны Владимир Путин сделал определённые ставки, когда назначил его на должность врио губернатора. Показательно и то, что президентская вертикаль является сейчас самой деятельной и самой сильной вертикалью власти, и если она начинает работать на конкретного представителя политического сообщества, то именно у него появляются, в том числе, и лучшие внутриполитическое перспективы.

В сложившихся условиях Анатолию Локтю придётся искать точки консолидации с новым региональным лидером. Для мэра Новосибирска — это единственный логичный способ сохранить, а может, и преумножить свои политические акции.

Мне не хотелось бы предсказывать судьбы. Но времена сейчас не простые с политической точки зрения, могут возникнуть всякие непредвиденные ситуации. Самый свежий пример — события в Нижнем Новгороде, где арестован вице-спикер Законодательного собрания Олег Сорокин. А я с уважением отношусь к Анатолию Локтю и считаю, что в консолидации с Андреем Травниковым они сделают намного больше хорошего для города, чем в противостоянии.

 

Декабрь 20, 2017 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2017 года)

Обе итерации уходящего 2017 года, коснувшиеся губернаторов, были призваны нормализовать политическую среду перед главным событием будущего года — выборами президента Российской Федерации. Заменить глав регионов, в первую очередь, пришлось для разрешения политического противостояния на местах между элитами и губернаторской властью, либо для того, чтобы свести «на нет» противоборство между столичным городом и губернией.

Считаю, что этот процесс был запущен целенаправленно, продуманно и отчасти оправдывает себя сейчас в ходе начавшейся президентской выборной кампании.

Связанная с отставками другая серьёзная тенденция, которая сопровождала губернаторский корпус в этом году, касается персон, которых на места отставленных глав назначали. Я бы не стал однозначно утверждать, что у руля регионов встали сплошь «молодые технократы», к которым конечно же нельзя отнести ни Александра Усса, ни Артура Парфенчикова, ни Александра Евстифеева, ни Владимира Васильева. Все они давно опытные люди, со взвешенным мнением, которые прошли большой путь на самых различных ступенях власти.

Но, тем не менее, есть изрядное количество людей, которые были привлечены под эту кампанию замены губернаторов, исходя из того, что они будут в управляемом ими регионе высокопрофессиональными менеджерами, станут руководить территорией, как условным предприятием, находящемся в холдинге РФ.

При этом у них нет задачи стать царями, князьями на территориях, — решать свои вопросы, назначать, казнить и миловать. Для этого есть федеральная власть, Центр, который определяет вектор развития страны. Соответственно руководителей новой формации привлекли не за какие-то особые или выдающиеся заслуги и умения. Это менеджеры, способные выполнить конкретные задачи, прописанные в соответствующих документах и поставленные перед ними президентом нашей страны.

Поэтому, с одной стороны, такая тенденция приводит к падению величия губернаторов и влияния их на территории (главы регионов уже не тот самый политический класс, которым были некоторое время назад). Но, тем не менее, реформы 2017 года, коснувшиеся губернаторского корпуса, заканчивают унификацию федеральной системы управления и централизованной системы власти, которая создавалась все предыдущие 18 лет руководства страной Владимиром Владимировичем Путиным и Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Доводятся до логического завершения. Сегодня мы наблюдаем совершенно чётко структурированную централизованную власть.

Уходящий год также показал, что даже губернаторами в данный момент становятся менеджеры, управленцы. При этом уточняются критерии оценки их эффективности. В моём представлении, оценивать качество работы главы региона сейчас нужно по: удовлетворённости жителей своей жизнью на данной территории; уровню предоставляемых им услуг; по тому, как контролируется территория губернатором, отсутствию или наличию конфликтов, отсутствию или наличию резких нерешённых проблем, выражающихся в акциях протеста и постоянно тлеющих оппозиционных очагах. В «джентльменском наборе» любого губернатора, конечно, должны быть квалифицированно проведённые избирательные кампании, на которых кандидаты от партий власти и кандидаты в губернаторы ЧЕСТНО выигрывают выборы.

 

Ноябрь 28, 2017 | Национальный Рейтинг Мэров (Октябрь-Ноябрь, 2017)

Текущая ситуация в Самаре по сути своей не простая. И «подготовлена» она, бесспорно, в последние годы руководства губернатора Николая Меркушкина и мэра Олега Фурсова, который в это же время возглавлял региональную столицу. Перед новым главой области Дмитрием Игоревичем Азаровым и временно исполняющим обязанности мэра Самары Владимиром Василенко стоит много трудных задач. Это, и первоочередные политические цели: достойно провести две избирательные кампании — президентскую и губернаторскую. Обе грядут уже в следующем году. Главная проблема в этом направлении: вернуть избирателям веру в чистоту и законность выборов. Предыдущий губернатор, к сожалению, действовал не на основании юридически правильных, легитимных и честных ресурсов, а грубо эксплуатировал аппаратные возможности. Людей запугивали или наоборот сулили привилегии за нужное голосование — повышение по карьерной лестнице, увеличение тарифной сетки, и просто наличные деньги. И так на протяжении нескольких кампаний. Обещания, понятно, не выполнялись. В результате, согласно социологическим замерам, в политической плоскости города сложилась неординарная ситуация: люди охотно готовы голосовать за Владимира Путина как президента (и это очень высокий результат), не менее охотно готовы голосовать за нового губернатора. Но идти на выборы люди не хотят. И дело не столько в бывшем мэре Фурсове. Систему мэр-губернатор здесь нельзя рассматривать отдельно. Олег Борисович был настолько незаметным градоначальником, что его вообще не в чем обвинить. Это была функция, которую Фурсов вынужден был выполнять, находясь на территории, руководимой Меркушкиным. Бывший мэр никак иначе не мог поступить, но, я думаю, что его вполне всё устраивало.

Экономическая ситуация в Самаре сегодня тоже неоднозначна. С одной стороны, город в последнее время претерпел много позитивных изменений, я бы сказал антуражных, дизайнерских. Их действительно очень много произошло в связи с предстоящим в городе мундиалем – отремонтированы многочисленные дороги, сделаны новые развязки, сейчас идёт ремонт фасадов и это очень заметно, когда после долгого отсутствия приезжаешь в город. Строится, хоть и не без сложностей, стадион. Внешне город серьёзно изменился в лучшую сторону. Но надо понимать, что под эти преобразования потребовались большие финансовые ресурсы, которые были взяты не только у федерального центра, но и в виде коммерческих кредитов, кредитов под облигации займа. Город и область всерьёз закредитованны. И эти деньги придётся отрабатывать и отдавать. Новым властям региона предстоит столкнуться и со сниженной инвестиционной и бизнес активностью в Самарском регионе. На протяжении долгого времени с инвесторами никто здесь не работал. И теперь приезд представителей даже маленькой страны, название которой не на слуху, а потому не запоминается, в качестве потенциальных инвесторов, воспринимается как чудо. Отсутствие инвестиций предполагает нехватку рабочих мест и низкий уровень зарплат, которые существенно отличаются от московских, что не удивительно. Но при этом, вспомним, что Самара, как минимум на протяжении 15 лет, соревновалась с Москвой и крупнейшими городами по уровню оплаты труда.

Впрочем, определённая часть людей чувствует здесь себя вполне нормально: открываются вполне интересные рестораны и клубы, в чём я лично недавно смог убедиться. И тут снова контраст: мэтр самарский социологии Владимир Звоновский, недавно закончивший своё очередное масштабное исследование с учётом мнения многих фокус групп, ошарашивает результатами. Так, на вопрос — «какие изменения вы видите в будущей Самаре?», из 8 молодых людей 6 отвечают, что «никаких и меня в ней не будет». А двое говорят: «никаких, но я в ней останусь». То есть, 8 из 8 не верят ни в какие изменения.

Перемены, которых не ждут, теперь в руках новой власти. Врио мэра Владимир Василенко именно с самарской властью, правда очень давних и не менее трудных для Самары годов, и ассоциируется. В начале 90-х он работал в команде Олега Николаевича Сысуева, отвечавшего за коммунальное хозяйство Самары, и именно к Василенко, журналисты, в том числе и я, частенько заходили выяснить, когда будут исправлены те или иные проблемы, возникающие в городе. И тогда он производил впечатление профессионала. Я думаю, и сейчас он справится с задачами, которые возложены на него, а прежде всего – это и поддержание нормальной работы городского хозяйства, и подготовка города к событиям июня 2018 года (мундиаль), и знаковые для всей России выборы. Думаю, что ему будет не просто. Однако, есть надежда, что он по молодости своей помнит, как всё это делать правильно – то есть без нарушения закона.

 

Октябрь 31, 2017 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2017)

Одна из главных политических задач обозримого будущего – выборы президента России. Именно под эту кампанию сейчас и выстраивается политическое поле. Оно должно быть управляемо электорально и исключить внутриэлитные конфликты на территориях. Поэтому основная часть отставок глав регионов, произошедших не только в этой осенней итерации, но и прежде, в начале года, так или иначе, касалась именно тех субъектов Федерации, где противоречия элит достигли критического уровня. Николай Меркушкин, Александр Назаров, Валерий Шанцев, как и раньше Александр Худилайнен, Виктор Басаргин, Вячеслав Наговицын – лишились кресел не потому, что плохо справлялись с экономическими проблемами. Отставку их предрешили существенные разногласия с элитами возглавляемых регионов, где против них же активно выступали местные финансово-промышленные или партийные группы. Вторая причина отставок — в новом отношении государства к самому институту губернаторов. Раньше региональные лидеры были могучими харизматичными фигурами, умели отстраивать политические и экономические процессы на вверенной территории, некоторые из них даже создавали политические партии и были акторами, влияющими на выборы президента (вспомните Юрия Лужкова). Сейчас мы видим иную картину. Теперь губернаторы и главы республик – это менеджеры, призванные управлять регионом по чётким экономическим правилам, таким же, как на любом предприятии. При этом клише, которым «награждают» теперь почти всех вновь назначенных врио: «молодые технократы», на мой взгляд, в корне не верно, с точки зрения правильности формирования властного блока. «Молодые». А старые, получается, — плохие, их нужно увольнять? Дискриминация по возрасту! Таким же образом можно феминизировать выборы губернаторов, начав массово назначать женщин. Кстати, это было бы неплохо, но это тоже определённый вид дискриминации. А что такое губернаторы-технократы? Если на завод назначают человека, то такой термин в отношении него понятен: главный технолог или главный инженер может быть таковым. Но среда, которой приходится управлять людям, входящим во власть региональную, не требует технократических знаний, она, прежде всего, требует мудрости, опыта, возможности управлять элитами, умения вызывать уважение элит. Теперь перед региональными начальниками стоит задача выполнить определённый перечень функций, порученный центром. К большому сожалению, такая система не решает основной проблемы, которую думали устранить, убрав губернаторов прежней формации. Это проблема внутриполитического консенсуса в обществе. Новое руководство, приходящее на территорию лишь на первом этапе удовлетворяет запрос на обновление. А социология показывает, что такой запрос — на появление новых персон в политической и экономической жизни регионов – есть. И если с приходом нового губернатора первая часть проблемы решается – «наконец-то местный ушел!», чтобы решить и вторую часть — выстраивание взаимоотношений элит между территориями, руководителям необходимо формировать сильный внутриполитический блок. Это получается не у всех. Поэтому, думаю, определённые конфликты продолжатся и после назначений новых персон. А успешны будут те из них, кто добьётся мастерства в выстраивании отношений со всеми местными силами.