Ширинкин Алексей Валерьевич

Политтехнолог, политолог, социолог. Генеральный директор Информационно-аналитического агентства «Монитор». Кандидат в мэры Екатеринбурга (2013 г). Внешний консультант в системе ГК «Росатом» (1996-2012 гг.)

 

 

Комментарии эксперта:

Сентябрь 26, 2018 | Национальный Рейтинг Мэров (Август-Сентябрь, 2018)

Победа Александра Высокинского – это прямое следствие политического поражения, даже фиаско, Владимира Тунгусова, которое он потерпел в этом году. Начав как важный участник «городской» команды, Высокинский быстро почувствовал себя тесно в её рядах, особенно после перехода власти в городе от Чернецкого к Тунгусову.

Александр Геннадьевич – фигура очевидно масштабная, современная, даже иного социокультурного уровня, нежели Владимир Георгиевич — человек старой закалки. Конечно, тактически это, в первую очередь, победа губернатора Евгения Куйвашева, наконец-то отомстившего за обидный проигрыш его ставленника Якова Силина на мэрских выборах 2013-го, когда ложное перемирие с «городскими» и рассыпанные Тунгусовым авансы побудили его свернуть кампанию и обеспечили триумф Евгения Ройзмана.

Сегодня, пять лет спустя, мы видим, что Евгений Куйвашев оказался хорошим учеником и провернул с Владимиром Тунгусовым ровно ту же схему – приблизил к себе, обезоружил и победил.

Для города, хотя в системном плане ослабление «города» в диалоге с «областью» и может лишить Екатеринбург его основного драйвера развития – политической конкурентности, сама по себе фигура Высокинского на посту «сильного мэра» — благо.

Александр Геннадьевич зарекомендовал себя как современный квалифицированный городской управленец, урбанист и стратег. Кроме того, он «свой» для старого городского истеблишмента. Не удивлюсь, если его политическим ментором станет и сам Аркадий Чернецкий. Не думаю, что это событие завершит традиционное противостояние «города» и «области» на Среднем Урале – кто бы ни оказался в кресле градоначальника, короля играет свита, есть личные симпатии и антипатии, а есть долгосрочные интересы и финансовые потоки. Более того, уверен, что и Владимир Тунгусов не исчезнет с политической сцены Урала – времена меняются, а Тунгусов остается серьезным ресурсным игроком в Екатеринбурге.

 

Март 28, 2018| Национальный Рейтинг Мэров (Январь-Март, 2018)

Сегодняшний корпус мэров сформировался в итоге реформ, главным инициатором которых был Вячеслав Володин. Практически повсеместно в российских городах произошёл уход от системы выборных к системе фактически назначаемых мэров. В большинстве регионов мэры утверждаются некими совместными конкурсными комиссиями, которые формируются из представителей депутатского корпуса и представителей региональной власти.

Это означает, что мэр перестал быть политиком и превратился в функционера, чиновника, хозяйственника. Сегодня среди мэров крайне редко можно встретить лидеров, прошедших горнила выборов и понимающих, что такое, в целом говоря, общение с народом. Это очевидный минус, который наблюдается в подавляющей части мэрского корпуса.

Отчасти плюсом или, вернее сказать, должно было стать ожидаемым плюсом –  повышение компетентности мэров как хозяйственников, градоначальников, экономистов. К сожалению, не заметно, чтобы это произошло. Далеко не всегда губернатор руководствуется соображениями компетентности кандидата в градоначальники, далеко не всегда выбор комиссии падает на профессионалов.

Какого-то замечательного роста, эффективного управления городами мы тоже не наблюдаем. Управляемость повысилась, число политических конфликтов снизилось — это правда, так как чаще всего мэры являются креатурами областных властей. На примере практически всех крупных регионов мы видим эту тенденцию. Но обратная сторона этот системы стала проблемой – проблемой легитимности власти для населения.

Как показывают серьёзные социологические исследования, большинством населения фигура мэра перестала восприниматься как избранная, а значит имеющая к нему какое-либо отношение. Отсюда скачки рейтингов и проблемы с явкой на выборы. Люди впадают в апатию и не очень доверяют властям. Демократическая система выборов, которая должна была стать (особенно применительно к муниципалитетам, которые близки к народу) неким инструментом легитимизации власти, «спуска пара» и недовольства, фактически разрушена. И при этом нельзя сказать, что система управления стала качественнее. Более того, она не способствовала снижению коррупционной нагрузки. Ведь одна из проблем избираемых мэров была в том, что люди, приходившие к власти на волне народного подъёма, не всегда могли похвастаться «чистой» биографией, но зато обладали криминальными связями.

Новая система, по идее, должна была поставить фильтр против таких людей, но и этого не случилось. Число коррупционных скандалов в муниципальной среде не падает, а может даже ещё и растёт. Сегодня мэр, скорее, чиновник, чем политик, но большой вопрос – стало ли лучше?

Ещё в XVII веке философы задавались вопросом: «Кто сторожит сторожей?». Вопрос по-прежнему актуален. Если у нас нет источника контроля за деятельностью власти, а губернаторы не справляются с этой функцией, опять-таки убегая от обязательства политиков, то, конечно же, назначения зачастую получаются случайными и не всегда соответствуют продуманной кадровой стратегии.

Есть два варианта. Либо улучшать качество технократии, создавать кадровую федеральную вертикальную систему, где будет учёт, контроль и вмешательство федеральных властей в назначение каждого мэра условного города N. Тогда действовать будет система балльная или рейтинговая, открытая, прозрачная хотя бы для вертикали власти — технократических служб. Либо надо возвращаться к системе, которая работает во всём мире, а именно — прямым выборам мэра, где главным критерием его адекватности будет поддержка градоначальника населением. У крупных партий типа «Единой России» сегодня в регионах есть все рычаги для политического отсева жуликов или неумех на уровне партийных организаций. Партиям надо вспомнить, своё предназначение и заниматься выборами, показывая кандидатов и давая возможность людям их избирать, а в случае недовольства созывать импичмент, если мэр проявляет себя не очень хорошо.

Ситуация в городах заботит и Кремль. О муниципальной власти в недавнем послании говорил президент России Владимир Путин. Одна из идей президента, насколько я понимаю, была в том, чтобы повысить вовлечённость в процессы преображения городов самих жителей, в том числе, через институт самообложения. С одной стороны это хорошо, а с другой – самообложение в «умелых руках» чиновников может превратиться в рост налоговой нагрузки для населения. Такие реформы должны быть максимально деликатными, поскольку муниципальный уровень наиболее близкий к людям, здесь важно не навредить.