Титов Игорь Борисович

Политолог, член Совета директоров, исполнительный директор Консалтинговой группы «РосПолитКонсалт»

  

 

Комментарии эксперта:

Май 29, 2019 | Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2019)

Давайте начнём с того, что изначально, системно, был заложен конфликт между главой субъекта федерации и руководителем административного центра этого субъекта. И мы все прекрасно помним эти войны, начиная с середины 90-х годов, когда молодой мэр в итоге смещал старого (ещё советского) губернатора и садился на его место. Я сам участвовал в этих историях не раз и видел изнутри всю так называемую «организационную патологию» такой системы.

Потом выборы отменили. Вообще и всех. И пошла мода назначать на руководство административным центром т.н. «сити-менеджеров». Только надо понять, что они должны подчиняться не жителям города, которым как бы руководят, а тем чиновникам или депутатам, которые их назначили. Толку от этого нововведения мало кто получил, и это понятно. Потом, в некоторых регионах попробовали прямые выборы мэров. Да, побеждали популисты. Но деньги то все где? В бюджете региона. И этот популист с протянутой рукой идёт к губернатору. А тот ему: хочу — дам, а хочу — сам понимаешь.

Дальше пошла новая «мода». Этих мэров сажать. Понятно, что мало нормальных людей согласится взять на себя ответственность за целый региональный центр, не обладая определенной поддержкой. Федеральной, региональной, криминальной и ещё какой другой. А, главное, не имея собственного бюджета. Некоторые реально шли «на кормление» и «откаты». И попадали «под раздачу». Типа «ну не повезло». Обратите внимание. Быть мэром теперь «не круто». Они крайние и их всё время сажают. Их, как института, пока не коснулась та самая программа карьерного роста. Их средний возраст теперь выше, чем у губернаторов. Разве это не странно? К чему это ведёт? Есть два варианта развития событий. Первый: институт мэров отпадает вообще, как таковой, и появляется просто «сити-менеджер», назначаемый (ну или голосуемый) региональной властью. Тогда, всю ответственность за жизнь и проблемы регионального центра берут на себя губернатор и депутаты. Второй: мэр города избирается прямым голосованием жителей города. Тогда мы получаем с одной стороны, народного избранника, которого выбрали сами горожане, с его программой, командой, идеологий и т.д. и т. п. А с другой стороны, необходимостью выстраивать отношения (а в том числе и бюджетные) с региональной властью. Мне кажется, что т.н. «федеральный центр» так до сих пор и не определился, по какой модели ему конструировать систему власти в регионах. И это не есть хорошо. Впереди уже выборы, и не одни.

Апрель 29, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2019)

Тверская область, как была местом «ссылки» для чиновников, так пока и остается. И все старания Потанина по налаживанию туристического кластера международного уровня остаются благими намерениями, несмотря на вложенные туда тонны денег. Проблема в кадрах и в духе самих жителей. Ну а ряд совершенно непонятных телодвижений власти, таких, как электрички с чиновниками «помолиться в Москву», ни авторитета, ни привлекательности региону не добавляют.

Но! Прежде всего, надо учитывать специфику региона. Тверская область, она даже не Владимирская. Она еще ближе. Я даже говорю не по километражу, а ситуационно. Имейте в виду трассу Москва-Питер. И автомобильные, и железнодорожную. В этой связи, от Твери давно никто уже не ждёт каких либо самостоятельных решений, подходов или новаций. А чего ждут? А ждут лояльности, эффективности, как «подносчика снарядов» и управляемого политического и социального существования. Грубо говоря, «ну хоть от вас то, что бы не было проблем».

В этой парадигме, на мой взгляд, и строится отношение Москвы к формированию элит в Тверской области. И выбор нынешнего губернатора тому яркий пример. К нему есть одно требование: если он приятно удивит Кремль (экономическим ростом региона, новыми подходами, кадровым ресурсом, социальными инициативами), то честь ему и хвала. Главное, что бы область не причиняла «головную боль». И с этим, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации справляется весьма успешно.

Надо сказать, что за неполных три года у власти Игорь Руденя смог установить т.н. рабочий контакт с представителями местных элит и наладить весьма конструктивный диалог. Хотя, надо понимать специфику «пристоличного» региона. Все элиты живут в Москве и вопросы с ними решаются там же.

Тем не менее, область не входит в число совсем «провальных», губернатор — не «двоечник», социальных взрывов не замечено. Конечно, была и пока есть т.н. «проблема областного центра». Тверь, достаточно часто была, не как остальная область. И по итогам всевозможных выборов, и по настроениям избирателей, и по взаимоотношениям городских властей с областными. Но это системная история, присущая не одной Тверской области, ставшая весьма привычной.

Думаю, что у региона сейчас есть несколько ресурсов, которые он просто обязан максимально использовать. Экономически, социально, репутационно. Это новые бизнесы в Твери и нескольких райцентрах с привлечением существенных иностранных инвестиций. Это всё, что связано со строительством новых коммуникаций Москва — Питер. Это агропромышленный комплекс, учитывая логистическую близость к мегаполису. Это новый туристический кластер на Волге. Это ежегодный фестиваль «Нашествие». Если эти темы и направления будут максимально реализованы Игорем Руденей и его командой, то можно ждать существенного прорыва вверх по лестнице к Олимпу успешных и самодостаточных субъектов России.

 

Февраль 28, 2019| Национальный Рейтинг Губернаторов (Январь-Февраль, 2019)

Тульская область, в силу особого отношения Москвы к действующему губернатору, становится не только своего рода некой «ВДНХ» но и «кузницей кадров».

Если говорить о Туле, как о неком аналоге выставки достижений, то, конечно, уместнее сказать о достижениях и промышленного, и кадрового хозяйства. Мы все помним, что еще относительно недавно, лидерами и центрами развития регионов ЦФО были Белгородская (потому, что там много лет эффективно управлял Евгений Савченко, как всем казалось – «непотопляемый»), опять же по аналогичным причинам — Калужская область (с Анатолием Артамоновым). Все остальные, как говорится, «и близко не лежали». Так же «близко не лежала» и Тульская область. Ни с Василием Стародубцевым, ни с печально «прославившимся» Вячеславом Дудкой, ни с миллионером Владимиром Груздевым.

И вдруг: очередной эксперимент Владимира Путина, человек из «системы» — Алексей Дюмин. И область пошла. Причем, какими-то ударными темпами. В чем причина? Думаю, что в Путине. Слишком уж много его ставленников, из числа бывших силовиков, оказывались, мягко говоря, слабыми управленцами. И Дюмин — это кадровый реванш Путина. Ну и конечно, сам Алексей Дюмин оказался толковым руководителем. Да и конечно, нельзя не упомянуть грамотно организованный PR. И Дюмина, и всей области. Это заслуга приближенной к Кремлю, Москве, Политбюро компании ИМА. Они и помогали варягу Дюмину «зайти» на регион. Их девушка сидит там вице-губернатором, а другая их же протеже, выстроив работу в Туле, теперь делегирована в Москву, рулить предстоящей здесь избирательной кампанией.

Ну и надо понимать, любой нормальный инвестор, выбирая регион для размещения производства и вложения капиталов, конечно, учитывает отношение федеральных властей к местному начальству. В случае с Тулой и Дюминым, вариант беспроигрышный. Вот вам и экономический рост.

Не удивительно, что губернатор Алексей Дюмин, видимо, по-прежнему очень близок к так пока никому и не известному «списку приемников».

————

Выступив в начале года с очередной пламенной и помпезной отчетной речью в Красногорске, губернатор Московской области Андрей Воробьев показал опять несоответствие оценок работы администрации МО, подконтрольных муниципалитетов реальному положению дел в области.

Думаю, что еще больше усилилось убеждение жителей региона в том, что он, мягко скажем, не совсем самостоятельная фигура.

Это подтвердили и репрессии в отношении неугодных местных чиновников, с помощью федеральных силовиков, и неоднозначные кадровые решения, и просто закрытые глаза в отношении действий лояльных властей районов и муниципалитетов.

А то, что на собрание в Красногорск было приглашено практически всё прокремлёвское журналистское, политологическое и социологическое сообщество говорит о том, что внутренние силы действующего главы на исходе, и без поддержки федерального центра ему будет плохо.

————

Смоленский губернатор Алексей Островский проявляет «чудеса эквилибристики», оставаясь так долго на своём посту, без знаковых успехов (да и откуда их взять на Смоленщине), но и без знаковых скандалов и потрясений. Да, и не будем забывать, что он совсем не из «Единой России», не из «кадрового резерва» С учётом этого, Алексея Островского вообще следует признать долгожителем на губернаторском посту. Тем не менее, ему удается удерживать область в зоне «сейсмоустойчивости», чего, скорее всего, от него и ждут федеральные власти, а он достаточно уверенно эти ожидания оправдывает.

Конечно, трудно сравнивать условия, в которых работает Островский с теми, в которых существуют т.н. «любимчики» (Тула, Белгород, Подмосковье) и даже Тверь (но у тверского губернатора, к сожалению, не много, что получается). Я имею в виду некие преференции в «административном внимании», распределении инвестиционных потоков, приоритете бюджетных отношений. Но и в этих условиях, губернатор Смоленской области, на мой взгляд, выжимает достаточно много из логистики «Минского шоссе» и не даёт окончательно «раздербанить» трассу многочисленным «хотельщикам», в том числе, и силовым.

Кроме того, я знаю о неких системных изменениях в развитии территорий области, пусть и без соответствующего (по московским меркам) пиара. Обращает на себя внимание достаточно самостоятельное поведение Алексея Островского в вопросах кадровой политики в регионе. Тут на память приходит и история с уходом вице-губернатора, олигарха Михаила Питкевича; и некогда «всемогущий» Игорь Шитов с его банком «Смоленский».

Кадровые решения в самом городе Смоленске говорят о неком «запасе смелости и уверенности» губернатора в своих решениях. Говорить об «оглядке» на Москву в данном случае странно, поскольку мало кто может внятно сформулировать, что для Алексея Островского есть та самая «Москва». Есть же формальные каналы коммуникаций, как у любого другого руководителя региона, а есть же еще и имя Островского, как федерального политика. И, думаю, еще не известно, что «во-первых», а что «во-вторых».

 

Февраль 27, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Январь-Февраль, 2018)

В первые полтора месяца 2018 года особенной судьбоносной активности мэра Москвы Сергея Собянина и его администрации я не отметил. Разве что был подписан очередной договор с Московской областью и выдан в СМИ рапорт о том, что объём инвестиций в Москву за семь лет увеличился в семь раз (на «радость» всей остальной России).

Заметным было заигрывание команды мэра с московскими пенсионерами, что очень просто объяснить. По многим данным, рейтинг поддержки Сергея Собянина среди жителей мегаполиса упал до рекордных 20%, и ему просто необходимо что-то делать, что бы поддержать свою репутацию в глазах федеральных властей.

В Москве сформировалось устойчивое мнение, что нынешняя администрация работает не для москвичей, а против. Взять наиболее одиозные программы из последних: реконструкция центра Москвы, пресловутая реновация, борьба с пробками. Везде «освоены» просто гигантские средства, а эффект, в основном, отрицательный. И в центре теперь не проехать и не припарковаться, и от реновации остается слишком много обиженных и недовольных, и уровень пробок в Москве бьёт рекорды.

Мэр российской столицы так и не стал для москвичей своим, остался фигурой, исключительно политической, поставленной Кремлём без учёта мнения москвичей или того, что от них остаётся (спасибо реновации). Команда Собянина, осваивая невообразимые бюджеты и достаточно непрофессионально этот пиаря в СМИ, настраивает против Москвы, как субъекта, всю остальную Россию. И понятно, что ни к чему хорошему, это не приведёт.

Конечно, запомнились февральские ляпы с ликвидацией последствий снегопада, когда по телевизору говорят одно, а москвичи видят совсем другое. Или недельные поиски источника непонятного газа, оказавшегося практически «под носом» у мэрии.

Хотелось бы отметить специфику подачи информации о деятельности администрации Собянина. Говорится только о километраже построенных дорог, или количестве открытых станций метро, или прелестях пересадок с одного типа метро на другой. Но совсем не сообщается о стоимости произведённых работ, эффективности и целесообразности вложенных средств.

Считаю, что градус недовольства москвичей работой городских органов власти мэру и его соратникам необходимо понижать, и начать зарабатывать авторитет. Иначе, город выйдет из под системного управления, и пока единичный опыт прихода к власти в муниципалитетах не системной и совсем недееспособной оппозиции может на следующих выборах принять массовый характер. А тогда Москву ждёт управленческий хаос и организационный коллапс. И в этом основная вина уж точно будет лежать на команде Сергея Собянина и на нём самом лично.