Курбангалеева Екатерина Шамильевна

Политолог, политконсультант. Член Общественной палаты РФ. Директор Автономной некоммерческой организации «Научно-исследовательский центр «Особое мнение»

 

 

Комментарии эксперта:

Апрель 30, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2018)

О губернаторском корпусе как о чем-то цельном говорить было бы неверно. Он сейчас пока весьма разношёрстен. Вместе с тем почти завершился процесс исхода «аксакалов» ельцинского призыва. Свои посты пока сохранили: Евгений Савченко (Белгородская область, безусловный рекордсмен губернаторского долгожительства), Олег Королев (Липецкая область), с определенными оговорками Анатолий Артамонов (Калужская область); завершает свою карьеру Аман Тулеев.

2012-2014 гг. были, на мой взгляд, периодом «случайных» и/или сиюминутных назначений (яркие примеры тому — Владимир Миклушевский, Андрей Бочаров и пр.). С 2016, даже с 2017 года, начал вырисовываться более системный подход. На территории, за редким исключением, отправляют молодых перспективных амбициозных управленцев, которые в большинстве своём воспринимают такое назначение не как «посажение на кормление», а как ответственную командировку, в ходе которой надо набраться новых компетенций, в первую очередь, политических, доказать свою профпригодность, улучшив социально-экономические показатели вверенного региона. Привязка к региону будущего губернатора стала необязательным требованием, следовательно, и термин «варяг» устарел (за скобками ситуация в Красноярском крае и, конечно, в Республике Дагестан).

Но эта миссия не выглядит лёгкой. Новый губернаторский корпус сталкивается с общей проблемой: жесткий каркас межбюджетных отношений по линии «федеральный центр-регионы» при резком спаде экономики. Обязательств передано на регион много, а доходные статьи резко сократились, при этом почти нет пространства для маневра. Остается только встраиваться в государственные программы и просить денег у федерального центра. Если добавить одну центровую функцию — планирование, мы вернемся к системе Госплана. В этом контексте основное преимущество губернатора — его лоббистские возможности.

При этом в регионах растет социальная напряженность — рвётся там, где тонко: здравоохранение и лекарственное обеспечение (Владимирская область), экологическая ситуация, прежде всего, ситуация с мусором (Подмосковье и регионы вокруг Москвы). Кроме этого, на глазах разваливается как федеральная, так и региональная система контроля и надзора, которую разъедает коррупционная ржа (Кемеровская область).


Благодаря усилиям врио губернатора Станислава Воскресенского Ивановская область вышла на федеральный уровень. Населением положительно оценены усилия лидера региона по организации прямого высокоскоростного сообщения с Москвой (запуск «Ласточки» в марте) и возобновлению речного сообщения по Волге (остановки туристических судов в Кинешме), инвесторы начинают активно интересоваться возможностями территории.

Удаленные офисы в области открыли «Согаз», «Интер РАО». Это более тысячи рабочих мест.

Пока не до конца решена проблема формирования работоспособной и эффективной команды врио губернатора. Приближающиеся выборы губернатора и областной Думы, с одной стороны, дополнительно актуализируют эту проблему, с другой — позволят в определенной части решить.


Основная проблема Владимирской области — непрекращающиеся и даже нарастающие конфликты сразу по нескольким направлениям. Внутриэлитные, между группами влияния в самой областной администрации, между властью и СМИ, и, конечно, между властью и обществом по проблемам организации медицинской помощи в первичном звене, создания мусорных полигонов (Киржачский и Камешковский районы), отдельных инвестиционных проектов (крупного свинокомплекса в Суздальском районе).

К сожалению, областная власть, в первую очередь внутриполитический блок, не может наладить диалог между всеми этими резонерствующими и конфликтующими группами. Прогноз: нарастание напряженности, триггером послужат приближающиеся выборы губернатора Владимирской области и депутатов ЗС.