evstefЕвстифеев Роман Владимирович

Доктор политических наук, профессор Владимирского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Председатель Регионального отделения Российской ассоциации политической науки

 

 

Комментарии эксперта:

Октябрь 31, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2018)

Прошедшие в сентябре 2018 года губернаторские выборы во Владимирской области принесли довольно неожиданные результаты. Действующая глава региона Светлана Орлова проиграла во втором туре представителю ЛДПР Владимиру Сипягину, причем проиграла по всем статьям (за Сипягина проголосовало 57% пришедших на выборы избирателей, за Орлову – 37%).

Необычность сложившейся ситуации в том, что политическая и экономическая элита области, прежде всего, партия «Единая Россия» и близкие к ней руководители и лидеры общественного мнения, в период с 2013 года и до выборов публично и открыто поддерживали действующего губернатора, демонстрируя полную уверенность в ее победе. Опросы и исследования, правда, показывали существенное снижение рейтинга Светланы Орловой по сравнению с началом ее губернаторства, однако никто не предполагал, что к сентябрю 2018 года произойдет настоящий обвал. 

Можно назвать по крайней мере три причины такого обвала.

Во-первых, экономические успехи региона в основном были сосредоточены в отчетах и докладах главы региона, региональных лидеров партии «Единая Россия». Жители области, выдавшие в 2013 году Орловой кредит доверия, к 2018-му году особых изменений в экономической ситуации не заметили, несмотря на массированную пропаганду этих достижений в подконтрольных областной власти средствах массовой информации. Разрыв между победными реляциями областной власти и жизнью рядовых граждан оказался слишком велик, чтобы его не заметить и не отреагировать. Во-вторых, Светлана Орлова, надеясь на свои способности добиваться каких-то преференций от центра и свою активную и даже агрессивную манеру в представлении собственных достижений, слабо заботилась о взаимодействии с гражданами. В результате, коммуникации областной власти с обществом строились в основном в одностороннем режиме. Проверенные и послушные политики и общественники лишь подтверждали и поддерживали принимаемые практически единолично Орловой решения, которые порой производили впечатление непродуманных и спонтанных. Случаи недовольства и критики действий Орловой встречали большое сопротивление со стороны самой Орловой и ее команды, причем с использованием самых разнообразных ресурсов, вплоть до силовых, и были сведены на нет либо оттеснены на периферию информационного пространства. Но в конечном итоге это привело к тому, что на периферии оказалась сама Орлова. По всей видимости, эти проблемы в коммуникации были критически важны для жителей, которые, не ощущая, что их интересы являются важными для областных властей, проголосовали против Орловой на выборах.

В-третьих, Светлана Орлова так и не стала «своей» в регионе. Причем даже политическая и экономическая элиты области, которые на словах всегда и во всем поддерживали губернатора, довольно легко и быстро её «сдали», а сразу после выборов постарались забыть. Орлова плохо понимала, да и не очень старалась понять, особенности региона, сосредотачивая свое внимание скорее на привычных и общих для всех регионов характеристиках, чем на уникальных чертах области и её населения. Развивающаяся региональная идентичность жителей Владимирской области требовала ярких лидеров, способных сформулировать и отстаивать в своей деятельности историко-культурные ценности, общие для всех жителей, и общее видение будущего. Стать таким лидером Светлана Орлова не смогла. 

Ярким примером стала ситуация в государственном Владимиро-Суздальском музее-заповеднике, флагмане культуры федерального уровня и предмете гордости владимирцев, куда в 2016-м году Министерством культуры был назначен новый руководитель с довольно одиозным бэкграундом. Предпринятый новым руководством поворот музея от сохранения и изучения ценностей владимирской земли к «эффективной продаже» историко-культурного наследия приезжим туристам, сопряженный с увольнением большой группы опытных работников музея и разрушением сложившейся инфраструктуры, вызвал закономерные опасения, тревоги и даже волнения среди владимирской общественности. В развернувшемся открытом конфликте, вышедшем на федеральный уровень, Светлана Орлова предпочла фактически встать на сторону директора музея, козырявшего своими связями в высших эшелонах власти. Такое открытое пренебрежение региональными ценностями и откровенная слабость как лоббиста интересов региона окончательно подорвали авторитет Светланы Орловой непосредственно перед выборами.

Однако с уходом из региональной политики Светланы Орловой обозначенные причины не потеряли своей актуальности, они лишь немного видоизменились. В связи с этим отметим основные риски и проблемы, с которыми теперь сталкивается Владимирская область и от решения которых будет зависеть будущее губернатора Сипягина.

Первое. К сожалению, нельзя сказать, что победа кандидата Сипягина была основана на глубокой и проработанной предвыборной программе. Действия команды Орловой в течение нескольких лет привели к сворачиванию в регионе публичных площадок, открытых обсуждений социально-политической и экономической ситуации в области, к зачистке политического пространства и недопущению до выборов разными способами потенциально сильных конкурентов. Дискуссии о настоящем и будущем региона, о стратегии развития области не поощрялись областной властью. 

В результате идейно-политическая жизнь в регионе и, как итог, избирательная кампания 2018 года, стали нерезультативными и скучными, в результате исчезновения конкурентной политической борьбы исчезли дискуссии, публичные обсуждения, поиски новых драйверов развития региона с участием всех заинтересованных акторов. На выборах у Орловой фактически не было конкурентов, и ее команда поверила в неотвратимость победы. Однако население решило иначе.

Теперь перед новым губернатором стоит важный вызов – поменять систему коммуникации с гражданами и обществом таким образом, чтобы привлечь на свою сторону избирателей, которые голосовали не столько за него, сколько против Орловой. Восстановление пространства дискуссий и обсуждений путей развития региона — само по себе не простое дело, а кроме того несёт в себе серьезные риски, что эти обсуждения и дискуссии станут ареной политической борьбы и критики политики нового губернатора.

Второе. Для нового губернатора исход выборов не меньшая неожиданность, чем для региона в целом. В связи с этим наблюдается полная неясность стратегии. Заявленный курс на коалиционное правительство пока остается только громкой фразой, которую гораздо легче произнести, чем выработать принципы и правила такой коалиции и их потом соблюдать.

По понятным причинам после ухода Орловой возник определенный вакуум власти, заполнением которого активно занялось Законодательное собрание области, контролируемое представителями партии «Единая Россия».

По всей видимости, один из главных рисков для Сипягина и для региона в целом – это риск скатиться в неконструктивное противостояние между партийными элитами. По крайней мере, первые шаги в этом направлении уже были сделаны сторонами. Добавляет неопределенности в этом вопросе и отсутствие проверенных губернаторских кадров, которым можно было бы доверить важнейшие посты в администрации.

Третье. Представляется, что если не брать во внимание экономическую ситуацию в регионе, то один из главных рисков – потеря доверия к региональной элите со стороны граждан. Как уже отмечалось, почти вся региональная элита поддерживала действующего губернатора. Однако после опрокидывающих выборов требуются какие-то объяснения и изменения в позициях региональной элиты, но этого пока не происходит. Очевидно, что избиратели, проголосовавшие в своём большинстве вопреки мнению региональной элиты, – это серьезный долгоиграющий фактор, который может проявиться уже в ближайшем будущем, в том числе на выборах.

Ответственность региональной элиты за происходящее в области становится всё более очевидной. Однако представители региональной элиты предпочли не брать на себя политическую ответственность пять лет назад при назначении Орловой, и точно так же не берут на себя ответственность после поражения Орловой, то есть обходят молчанием собственный проигрыш на этих выборах. Возникает определенный парадокс: те, кто всегда и очень громко обвиняли оппозицию и оппозиционных политиков в безответственности, сами теперь ведут себя вполне безответственно. Это в свою очередь порождает риски потери доверия к элитам вообще. Возникший раскол между обществом и элитами угрожает стабильности региона в целом. Преодоление этого раскола – общая задача нового губернатора и всех политических сил.

Наконец, отметим один из самых быстрорастущих вызовов всей системе органов власти. Он уже был обозначен выше и его можно сформулировать так: нарастающий разрыв между развивающимися ценностями региональной идентичности и выступлениями и решениями политиков и чиновников. Представляется, что именно динамика развития этого разрыва будет определять социально-политическое пространство региона в ближайшие пять лет. Лидерами с хорошими электоральными перспективами станут те, кто сумеет операционализировать ценности региональной идентичности и усилить собственные позиции с их помощью. Но кто это будет и будет ли среди этих лидеров губернатор Сипягин пока не ясно.

 

Октябрь 20, 2015| Регионы России: Рейтинг мэров

В 2011 году модель управления в городе Владимира была изменена: были упразднены прямые выборы главы города, в городе вводились две должности – главы города, который одновременно являлся председателем городского Совета депутатов, и наемного сити-менеджера, главы администрации города, назначаемого Советов депутатов после решения специальной комиссии.

С апреля 2011 года должность сити-менеджера занимает Андрей Станиславович Шохин. Главой города в 2011 по сентябрь 2015 года был Сергей Владимирович Сахаров. Весь этот период динамика взаимодействия и конкуренции двух высших должностных лиц города развивалась от согласованных действий до негласного политического противостояния. В итоге, эту конкуренцию выиграл Андрей Шохин, который в сентябре 2015 года вновь был назначен главой администрации города Владимира. Сергей Сахаров в выборах депутатов городского Совета в сентябре 2015 года вообще не участвовал. Новым главой города на заседании Совета была избрана Ольга Александровна Деева, бывший функционер партии «Единая Россия», мало известная широким слоям горожан. Причем исполнять обязанности главы города она будет без отрыва от основной работы в качестве руководителя городского Фонда социальной поддержки населения. Таким образом, статус и влияние главы города и Совета в целом существенно снизился.

Такой итог первого четырехлетия существования «двухглавой» модели управления городом вполне закономерен. Факторами, обусловившими его стали и изменения в законодательстве о местном самоуправлении, и курс партии «Единая Россия» на снижение участия избранных депутатов и глав в местной политике, и особые требования к областной «столице» нового для Владимирской области губернатора Светланы Орловой, избранной на эту должность в сентябре 2013 года. Тут же надо отметить успешную тактику и стратегию Андрея Шохина в аппаратно-конкурентном противостоянии с Сергеем Сахаровым.

Деятельность Андрея Шохина на посту сити-менеджера можно оценивать по разным основаниям. Самое главное – город, безусловно, управляем. Андрей Шохин сосредоточил в своих руках рычаги власти и влияния и умеет ими пользоваться. Город управляется: исходя из сложившихся требований к этой системе; исходя из требований, постоянно поступающих с позиции губернатора; исходя из требований, предъявляемых конкретными представителями крупного и среднего бизнеса.

В гораздо меньшей степени Шохину удалось организовать взаимодействие с населением и учет интересов граждан. Правда, это пока не несет особых рисков для сити-менеджера и для города в целом.

Можно отметить, что Андрей Шохин в целом не закрыт, готов к диалогу, откликается на запросы общества и отдельных его представителей. Правда, принятие конкретных решений при этом происходит с учетом, прежде всего, мнений областного руководства и интересов бизнеса.

Андрею Шохину пока удается успешно лавировать между всеми этими интересами, удовлетворяя и областные власти, и бизнес, и политические партии, и большинство населения, включая даже сложные категории интеллигенции, в том числе оппозиционно настроенные.

Так, при поддержке администрации города и лично А.Шохина в городе создан и развивается Международный дискуссионный клуб «Спасскiй Холмъ», на заседания которого приезжают ведущие российские и зарубежные историки, политологи, социологи, философы, ведутся дискуссии о современной российской политике и государственности. В результате, город Владимир позиционируется не только как культурный и индустриальный центр, но и как центр изучения российской государственности, так как именно во Владимире стараниями князя Андрея Боголюбского во многом и были заложены ее основы.

Для бизнеса, при поддержке областной администрации город Владимир ежегодно организует специальную площадку на областном социально-экономическом форуме. На этой площадке представители бизнеса, науки и гражданского общества обсуждают будущее города и направления его развития.

Силы и влияния главы администрации города распределены довольно рационально, главные акценты делаются на те направления, на которые обращает внимание губернатор и на те, за которые в первую очередь отвечает исполнительная власть в городе.

Это позволяет Андрею Шохину оставаться в лидирующей группе среди глав администраций городов области.

Новый срок полномочий, наступивший для Андрея Шохина в сентябре 2015 года, пока не предполагает для него каких-то сложностей и трансформаций. Состав депутатского корпуса вполне для него комфортный, отношения с губернатором – благоприятные. Риски и угрозы – неочевидны.

Однако, динамика социально-экономического развития региона и города, а также политические изменения в стране, вполне могут эти риски и угрозы обозначить.

 

Май 12, 2014| Регионы России: Рейтинг Мэров

Город Владимир перешел на модель с сити-мэнеджером не так давно, это было в 2011 году. До этого, с 1991 года город управлялся мэрами, которые были одновременно главами администрации. Сложилась устойчивая привычка рассматривать город в концепции единоначалия. Когда функции разделились между наемным сити-мэнэджером и главой Совета народных депутатов, горожанам стало совершенно непонятно, кто есть кто, кто «самый главный». Отсюда и достаточно скромный результат главы столицы Владимирской области в «Народном рейтинге». Дополнительным фактором тут является то, что и глава Владимира —  Сергей Сахаров и глава администрации Андрей Шохин, достаточно хорошо узнаваемы и это только усиливает путаницу в умах.

Кроме того, налицо некоторая административная неразбериха: хотя глава города и глава администрации пытаются как-то поделить сферы обязанностей и ответственность, но, тем не менее, постоянно возникают накладки и пересечения. 

Если говорить о потенциале города Владимир с точки зрения общего уровня управления, квалификации и участию в городской жизни первых лиц, он находится, пожалуй, где-то на уровне первой тридцатки рейтинга. Нас серьезно отбросил назад политически мотивированный отказ от модели управления единоначалия. Года два-три потребовалось только на то, чтобы кой-как наладить координацию управления и понимание наверху, как следует действовать в сложившихся обстоятельствах. Конечно, в разных столичных субъектах существуют разные нюансы, но, полагаю, не только во Владимире столкнулись с подобными проблемами.