Гращенков Илья Александрович

Генеральный директор центра развития региональной политики

 

 

 

Комментарии эксперта:

Май 29, 2019 | Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2019)

Выборы глав крупных городов России канули в прошлое. В 2019 году таких выборов немного – всего три кампании. Новосибирск, Улан-Удэ и Анадырь. Поскольку в столице Чукотского АО проживает всего 15 тыс. человек – чуть больше чем в самом маленьком городке Подмосковья, то реальный интерес предоставляют только кампании в Новосибирске и столице Бурятии. Однако в Улан-Удэ с 2012 года мэр – фигура номинальная, вся власть сосредоточена в руках сити-менеджера, наёмного работника утвержденного администрацией губернатора. Последний избранный мэр Геннадий Айдаев оставил о себе не самую лучшую память, поэтому буряты сравнительно легко приняли идею отчуждения мэрских полномочий от избирательного права.

А вот Новосибирск – это последний оплот демократии в России. Более 1,6 млн. человек населения – это самый крупное населённое муниципальное образование в стране. Научный центр и столица СФО и возглавляет его мэр-коммунист Анатолий Локоть. Считаю, что это знаковое событие – мэр-оппозиционер во главе третьего по численности города в Российской Федерации. И при этом у Локтя – действительно высокий рейтинг, население довольно итогами его работы с 2014 года – редкое свойство для градоначальника, отработавшего почти полный срок на посту. Я лично знаком с Анатолием Евгеньевичем, могу сказать, что это человек с выдающейся энергетикой, действительно двигающий город в светлое будущее – от строительства новых веток метро до концепций сохранения уникальных научных школ перенятых из системы образования СССР. На выборах 2019 года у Локтя не будет серьезных соперников – кандидат от партии власти не имеет никаких шансов на победу в Новосибирске, а либеральная оппозиция в целом поддерживает вектор действующего главы-коммуниста. Считаю, что победа – у Локтя в кармане.

Вопрос в другом, требуется ли России возвращение прямых выборов мэров в крупных муниципалитетах? По примеру Новосибирска – скажу да. Если бы мэром Екатеринбурга был избранный горожанами человек, а не нанятый губернатором чиновник — конфликта удалось бы избежать. Яркий пример – мэр Якутска Сардана Авксентьева, которая сумела снизить градус протестных настроений в Якутии, умело сработавшись с новым главой Республики Саха – Айсеном Николаевым. Возможно, если бы ранее существовавшая дихотомия мэр – губернатор сохранилась в регионах и по сей день, части публичных конфликтов удалось бы избежать. Выхолащивание региональной политики на уровне мэров – неудачное решение высшей власти, которое, однако, еще не поздно исправить.

———————

Сегодня в Новосибирске выборы мэра – это референдум о доверии Анатолию Локтю. Если его первый срок — это выбор между политиком и управленцем (тогда Локоть конкурировал со Знатковым – человеком из команды Городецкого), то сегодня Локоть доказал, что он эффективный менеджер системы и политический борец одновременно.

В 2014 году «красному» мэру досталось непростое наследство со своими правилами игры, а он прекрасно выстроил их под себя. Фактически, на сегодняшний день, ни ЕР, ни ЛДПР, ни какая-либо иная партия, например Родина, не может претендовать на тот рейтинг, какой есть у Анатолия Локтя. Электорально он чувствует себя уверенно, однако более насущный вопрос – взаимодействие с новым главой региона Андреем Травниковым. Понятно, что если бы не уступка Локтя на выборах губернатора в 2018 году – Травников мог бы не сидеть в своем кресле. Тогда было достигнуто джентельменское соглашение о разделе области между городом и остальными территориями. Де-юре, Травников фигура федеральная и Локоть как бы подчиняется губернатору, но де-факто, все деньги и влияние – в городе, а за его чертой – деревенские поселения и многочисленные проблемы. Амбициозный Локоть может быть и хотел бы возглавить область, но реально он понимает, что отдать Новосибирск – это неравный обмен. Поэтому сегодня Локоть и Травников – фигуры равного масштаба.

За Травниковым – федеральный центр и связи, за Локтем – высокий электоральный рейтинг и возможность действовать в столице Сибири. Если эти выборы пройдут гладко и двум лидерам удастся договориться, то такой тандем вполне может разрешить накопившиеся проблемы Новосибирска. Очередное «бодание» между мэром и губернатором, увы, ударит только по самому населению.

 

Апрель 29, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Март-Апрель, 2019)

Срок полномочий Владимира Илюхина подходит к концу. И здесь можно подвести итоги последних лет его управления Камчаткой. В целом, они положительные, за последний год край стал одним из главных направлений внутреннего туризма на Дальнем Востоке. Этот успех был отмечен во время форума ВЭФ во Владивостоке, и в 2019 году край представит новую, расширенную концепцию по привлечению туристов, строительству отелей, реконструкции аэропортового комплекса.

Камчатке удалось нарастить солидный инвестиционный портфель – свыше 62 млрд. рублей, что в целом один из лучших результатов по стране, поэтому Минфин РФ, Минэкономики РФ и Министерство по развитию Дальнего Востока отметили Камчатку в ТОП-3 субъектов РФ по экономическому развитию, премировав регион 1 миллиардом рублей субсидий на дальнейшее развитие экономики. А вместе с крупными проектами, в частности по СМП (Северный морской путь), инвестиции в Камчатку составят порядка 200 млрд. рублей (проект Новатэк и строительство глубоководного порта). В этой связи развиваются и другие сферы бизнеса, торговля, высокие технологии (на Камчатку наконец-то пришел высокоскоростной интернет), агропромышленные комплексы и строительство. Правда, здесь и ахиллесова пята Камчатки – дорогие цены на строительные материалы, нехватка производительных сил, сложная логистика, сложные природные условия. Все это делает вложения в Камчатку дорогостоящими, по сравнению с регионами ЦФО, ЮФО и СЗФО, однако риски оправдываются за счет роста инвестиций и соседних стран, КНР, Кореи, Японии и стран АТР. Если проект СМП будет реализован, Камчатка может стать новыми водными воротами в Азию, что, безусловно, играет на руку губернатору Илюхину, который сегодня может вписать этот успешный проект себе в актив. Конечно, это федеральная программа, однако Камчатка сделал все возможное, чтобы быстрее запустить его реализацию, найти наиболее удобную географическую точку. В этой же связи Илюхин прогнозирует снижение газовой нехватки на Камчатке, уже в 2021 году сжиженный газ сможет частично оставаться в газораспределительной сети края.

Удалось улучшить показатели по добыче лосося в 2018-2019 годах, путина позволила снизить цены на красную икру в магазинах страны в три раза. Решаются проблемы ЖКХ в крупных городах региона, прежде всего в Петропавловске-Камчатском. Хотя городская среда – одно из проблемных мест для развития региона, еще недавно это был закрытый военный город, а значит расширить коммуникации, построить инфраструктуру (для Камчатки главные проблемы – это дороги) по-прежнему сложно без визы Министерства обороны. И в решении этих проблем Илюхин также продемонстрировал эффективность, наладил диалог. В целом, регион переходит на новый уровень развития, нужны новые подходы, расширенные коммуникации, связь с федеральным центром и прорывные идеи.

 

Февраль 28, 2019| Национальный Рейтинг Губернаторов (Январь-Февраль, 2019)

Айсен Николаев один из немногих новоизбранных губернаторов, кто демонстрирует высокие темпы роста эффективности управления регионом. Во-первых, в отличие от разного рода варягов и младотехнократов, Николаев – не «политический десантник», а популярный местный политик. Он избирался на прямых выборах главой столицы Якутии и получил хороший процент поддержки, именно как политический деятель. Избравшись, он показал себя весьма эффективным хозяйственником, по крайне мере, при нем столица Якутии получила мощный толчок для инвестиционного и инновационного развития, открылись технопарки, пришел бизнес.

Сегодня Айсен Николаев сохраняет политический статус-кво, ведь сменившая его на посту мэра Якутска Сардана Авксентьева, хоть и оппозиционный политик, но крайне зависимый от слаженной работы с республиканским начальством. Николаев вполне мог бы устроить в Якутии подавление политической вольницы, однако он сумел выстроить конструктивные взаимоотношения с оппозицией, что дает возможность и городу, и республике работать и развиваться в тандеме. Конечно, определенная напряженность сохраняется, однако она не парализует работу органов власти, как во многих других субъектах РФ, где избрали не совсем тех глав, на которых рассчитывал федеральный центр.

Айсен Николаев реализует инвестиционные возможности Якутии, например, по развитию логистики (порты в зоне СМП), ТОРы, трубопроводные системы «Сила Сибири». Именно поэтому Якутия, наравне с Камчатским краем, один из лидеров по развитию потенциала региона, что было неоднократно отмечено коллегами из АСИ и правительства РФ.

Конечно, Якутия – это северные территории ДФО, так что проблем еще довольно много, но Николаев знает о них не первый год, поэтому решает их системно и последовательно. В отличие от своего предшественника – более энергично и технологично, опираясь на поддержку федерального центра.

 

Август 29, 2018  | Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2018)

На сегодняшний день губернаторский корпус – смешанная модель из «технократов», губернаторов старого призыва, «парламентских оппозиционеров» (Орловская, Иркутская, Смоленская и Омская области), «силовиков», корпоративных менеджеров, клановых ставленников и личных назначенцев. В целом система работает стабильно – выборы превратились в референдумы о доверии, муниципальная вертикаль выстроилась по принципу федеральной, власть местных элит день ото дня слабеет, а рейтинг власти (до недавнего времени) держался на стабильно высоких позициях. Однако время идет и ситуация начала меняться. Экономический кризис бьет по неопытным «технократам», те просто не знают, что делать и постоянно живут между Москвой и регионом, эмитируя бурную деятельность. 

Главы старого призыва находятся под постоянным прессом Кремля, силовиков, конкурентов и т.д., заняты больше процессами выживания, чем развитием региона. «Силовики» жестко строят региональные элиты, но при этом выхолащивают местный бизнес, политику, действуя как антибиотик для региона.

Ряд наблюдателей утверждают, что мундиаль повысил акции губернаторов-хозяев матчей чемпионата. На мой взгляд это не совсем так. ЧМ-2018 воспринимался как федеральный проект, и все лавры достались президенту и даже премьеру, но губернаторам в меньшей степени. А кое-где отношение даже ухудшилось, в силу того, что регионы не были в полной мере готовы к встрече иностранцев (отсутствие отелей, кафе и т.д.).

Одним словом, ситуация немного зависла, но в скором времени с региональной политикой что-то произойдет, какой-то стремительный перелом, так как накопленные проблемы могут обостриться в любой момент. Эффективность нынешнего управления продиктована сиюминутной потребностью. Закрыть дыры, решить проблемы перспективы на год-два, отрапортовать в Москву. Стратегическим развитием мало кто занят. Например, Красноярский губернатор Александр Усс реализует инвестиционный проект пространственного развития «Сибирь Енисейская», развивающая территории Тывы и Хакассии; Иркутский губернатор Сергей Левченко реализует «Байкальскую модель», которая может пространственно развиваться в Бурятии, Забайкалье. На Дальнем Востоке Камчатский край реализует проект развития – ворота в АТР, в СКФО Чечня и Дагестан формируют линии развития, в ПФО – Татарстан, ну и Москва формирует отдельное государство – Большую Москву, тяготеющую к развитию всего ЦФО. В остальном губернаторский корпус довольно апатичен.

Поэтому для оценки по критериям и переходу к дифференцированной оценке нужно отслеживать все параметры, начиная от потенциала самого региона, его территории, площади, населения, ресурсности, до коэффициента KPI самого руководства.

Сегодня все избирательные кампании это, повторюсь, референдумы о доверии команде Кремля и договор с местными элитами. Где-то выборы консолидируют силы региональной политики, а где-то наоборот – отодвигают элитный конфликт на стадию после выборов. В целом, конечно, прохождение через эту процедуру носит скорее ритуальный характер. Корпоративная модель управления государством не требует привлечения к управлению харизматиков и инициативных руководителей, скорее исполнительных и лояльных менеджеров. Тем ни менее процент явки по-прежнему считается сакральным показателем «легитимности» губернатора, хотя по большому счету это требование давно не играет особой роли.

Главная задача сегодняшнего губернатора – управлять в кризис. Сокращать расходы, исполнять поручения центра. Но в каких-то регионах задачи разняться, где-то нужная «жесткая рука», где-то более расторопный губернатор, который сам бы что-то придумывал, а не только ждал команды из Москвы. По большому счету это не концепция и не стратегия, а ручное управление – лоскутная модель, сотканная Кремлем.

В свою очередь, отношение населения и местного экспертного сообщества к главам регионов формируется на основе общегородских проблем (ЖКХ, дороги, медицина) и социальных вопросов (от пенсий и зарплат до открытия спортивных объектов). Если глава умеет найти общий язык с элитами, то, как правило, и экспертное сообщество в целом работает в тандеме с властью. Есть ряд регионов, где этот баланс нарушен, в силу грубого управления губернатором, пренебрежения к местным силам, отсутствия политической культуры. Все это формирует негативный фон, в том числе и со стороны экспертов. Увы, с уходом политиков и приходом менеджеров таких конфликтов становится всё больше, а негативный фон всё выше.

Ноябрь 28, 2017 | Национальный Рейтинг Мэров (Октябрь-Ноябрь, 2017)

В последние годы пост мэра девальвируется, как и пост губернатора. Институт сити-менеджеров, назначенцев, встроенных в «вертикаль власти», исключает электорат из сферы контроля над деятельностью исполнительной власти. Избиратель у такого главы один – и работает он, прежде всего, на него. Там где прямые выборы мэров ещё остаются, народ часто избирает на эти должности оппозиционных политиков, таких, как Локоть в Новосибирске, Ройзман в Екатеринбурге. И, несмотря на всю критику в адрес таких оппозиционных глав, люди их хотя бы знают и даже если не доверяют лично им, уверены, что мэр – это весомая фигура и с его переизбранием можно что-то поменять в общественной жизни. Сегодня разговор о возвращении прямых выборов мэров поутихли, пожалуй, одним из немногих, кто говорит о возврате этого института, является губернатор Иркутской области Сергей Левченко, избранный от КПРФ. Полагаю, что в будущем мы можем вернуться к полноценным выборам мэров, ровно, как и губернаторов. Так как «технократы» хороши во власти лишь тогда, когда надо распределять ресурсы, а не создавать. Сегодня связка мэр – губернатор настолько тесна, что это не просто одна команда, а фактически один аппарат. В этой логике глава региона берёт на себя всю ответственность за МСУ, но при этом он не может стимулировать их работу, нет поля для инициативы, конкуренции. Если кризисные явления будут нарастать, то такие связки могут начать рушиться, так как МСУ станет слабым местом для губернаторов.