Румянцев Сергей Алексеевич

Политконсультант, директор Центра прикладных исследований и программ, член Правления Российской ассоциации политических консультантов (РАПК)

 

 

Комментарии эксперта:

31 мая, 2022 | Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2022)

Ситуация во внешнеполитическом контуре, безусловно, влияет на все процессы, происходящие в государстве и, вне всякого сомнения, оказывает самое серьёзное влияние на контуры внутриполитические. Социальное напряжение на сегодняшний момент далеко от критического, однако состояние общества в целом можно было бы условно обозначить как режим «в ожидании»: граждане – независимо от тех или иных политических взглядов, от отношения к спецоперации – не понимают, что будет с экономической ситуацией в стране.

В этой обстановке в значительной мере возрастает уровень запроса со стороны граждан к власти – и к федеральной, и к региональной, и к местной. Причем вектор такого запроса – именно в силу имеющихся разногласий в самом обществе – самый разносторонний: от запроса на диалог с властью до ожидания перемен, инициированных либо самой властью, либо под воздействием оппозиции.

В этом плане сегодня перед градоначальниками на всей территории страны – как перед представителями власти, находящимися ближе всего к населению – стоят крайне серьёзные задачи: во-первых, приложить все усилия для того, чтобы городская инфраструктура продолжала функционировать, несмотря ни на какие обстоятельства; во-вторых, воспользовавшись ситуацией, либо продолжить (тем, кто и так это делал), либо начать максимально открытый диалог с жителями города, вверенного им в управление.

На самом деле, как мне кажется, сегодняшняя ситуация станет своего рода «квалификационным экзаменом», проверкой на профпригодность как для власти в целом, так и для руководителей городов. Мэр либо покажет свою состоятельность как лицо, которое может взять на себя ответственность за управление городом, либо не справится с этой задачей. Кроме того, эта ситуация станет своеобразным тестированием эффективности института единой публичной власти.

 

Ноябрь 28, 2019| Национальный Рейтинг Мэров (Октябрь-Ноябрь, 2019)

Среди экспертов в последнее время в очередной раз начала активно обсуждаться тема выборности мэров. Причём не столько в плоскости «нужны/не нужны» выборы мэров городов, сколько в плоскости рассуждений на тему о том, что власть задумалась о возвращении института выборности мэров.

Очень стойкое стремление родного политтехнологического цеха хотя бы в аналитике приблизить желаемое к действительному заставляет искать во всем прямые и косвенные признаки того, что «ещё немного, вот-вот ещё, и прямые выборы вернутся на территорию всей страны». Стоило президенту сказать о том, что для преодоления разрыва между государственным и муниципальным уровнем необходимо принимать «какие-то системные решения», как тут же в этом высказывании начинают видеть признаки возврата прямых выборов мэра.

Очередным «намеком» федеральной власти на скорое возвращение мэров, избираемых населением, послужило высказывание полпреда президента в УрФО Николая Цуканова о необходимости широкого обсуждения идеи возврата прямых выборов глав городов. Однако, на мой взгляд, и высказывание президента, и предложение полпреда — это всего лишь яркие примеры того, что обществу дают понять: федеральная власть озабочена этой проблемой, готова думать о путях её решения и даже готова обсуждать в масштабах всей страны. Но не более.

Дело в том, что выстроенная в государстве система управления построена на принципах строгой централизации. Каждая нижестоящая ступень должна быть подчинена ступени вышестоящей. При этом, несмотря на декларируемый Конституцией принцип отделения местного самоуправления от государства, в действительности муниципальная власть уже много лет де-факто является одним из звеньев общей системы управления.

Власть понимает, что мэр, избранный непосредственно населением на прямых выборах, а особенно избранный большинством при хорошей явке, — это априори сильный политический игрок. Игрок, к мнению которого необходимо, как минимум, прислушиваться и, как максимум, считаться с ним. Главам регионов намного удобнее иметь «понятного», подконтрольного мэра, с которым не нужно договариваться, а которому просто можно ставить задачи. Именно таких мэров очень удобно «назначать» посредством отбора специально созданной комиссией. Поэтому думается, что в ближайшие годы – как минимум, до 2021-го – тема прямых выборов мэров так и останется на уровне дискуссий. А ждать полноценного возврата института прямых выборов мэров, если и стоит, то вряд ли раньше, чем за полгода/год до следующих выборов президента: чтобы, с одной стороны, показать стремление президента к демократизации общества (думается, что именно президент станет автором законопроекта о возврате прямых выборов мэров), но, с другой стороны, чтобы у избранных мэров не хватило времени для того, чтобы почувствовать себя полноправными хозяевами у себя на территории. Думаю, что будет именно так. Хотя – всякое может быть…

 

Ноябрь 28, 2018 | Национальный Рейтинг Мэров (Октябрь-Ноябрь, 2018)

Одна из задач, которую должно было решить внедрение так называемой «двуглавой» модели управления муниципалитетами вместе с  упразднением всенародных выборов мэров, состояла в том, чтобы снизить политическую составляющую в сфере городского управления — забрать у политически амбициозных мэров часть рычагов и передать их сити-менеджерам. 

На практике это привело к фактическому ослаблению системы местного самоуправления в целом — на смену сильным политическим тяжеловесам, коими зачастую являлись мэры, находящиеся намного ближе, чем губернаторы к избирателю, пришли лояльные региональной власти исполнители-хозяйственники.

При этом карьеры бывших сильных мэров в основном пошли по трем направлениям: заход на губернаторство (как у бывшего мэра Нижнего Тагила Сергея Носова); переход в российский парламент (как это сделал экс-мэр Омска Виктор Шрейдер); и третий путь, который, к сожалению, до сих пор является одним из возможных — возбуждение уголовного дела в отношении бывшего градоначальника (в качестве примера можно привести бывшего нижегородского градоначальника Олега Сорокина).

На смену конфликтам между губернаторами и мэрами пришло противостояние между двумя городскими управленцами — главой города и сити-менеджером. Поскольку на практике часто оказывается, что наделение полномочиями и сити-менеджеров, и глав все равно остается процедурой политической, то значит возможны конфликты между группами влияния, стоящими за обоими.

Двуглавая система местного самоуправления удобна для региональной власти: во-первых, снижается риск политической конкуренции со стороны находящихся ближе к народу глав городов; во-вторых, наличие возможного противостояния между главами и сити-менеджерами позволяет управлять ситуацией сверху; в-третьих, при наличии эффективного сити-менеджера, не претендующего на снискание политических лавров, можно сконцентрироваться на решении чисто экономических и социальных вопросов в муниципалитете. 

Думаю, что в ближайшее время ждать повсеместного возврата модели всенародного избрания мэров городов нам не следует.