holoХолопов Владимир Анатольевич

Кандидат политических наук, Член-корреспондент, Председатель ученого совета Академии наук социальных технологий и местного самоуправления, профессор кафедры Государственного и муниципального управления Государственного и муниципального управления Рязанского государственного радиотехнического университета (г.Рязань)

 

 

Комментарии эксперта:

Январь 15, 2015| Регионы России: Рейтинг губернаторов (Декабрь, 2014)

Губернатор Ненецкого автономного округа Игорь Кошин, хоть и вступил полноправно в свою должность после сентябрьских выборов, но, фактически, с приставкой в.р.и.о. находится во главе региона без малого год — с февраля 2014. Несмотря на это, он достаточно долго не попадал в исследования ЦИК «Рейтинг», отчасти из-за отсутствия стабилизации тренда изменения его рейтинга, позволяющего провести достоверную качественную оценку. С одной стороны — успешный старт, все предпосылки для заслуженного продвижения в группу лидеров и прогноз неплохой дальнейшей политической карьеры. С другой стороны — отсутствие отлаженного механизма регулирования и развития внутренней политики в регионе. Обладая значительным опытом работы на внутренней политическом поле Ненецкого АО, Игорь Викторович после избрания пока не отошел от режима «ручного управления», в связи с чем, на фоне глобальных задач, не всегда может наладить должное взаимодействие с гражданским обществом и органами местного самоуправления. Можно предположить, что в отсутствии сформированной структуры, он периодически прислушивается к разрозненным рекомендациям различных членов своей команды. Опасность данного спорадического подхода видится в отсутствии стратегической увязки в единую концепцию различных действий Игоря Кошина.

Например, на выборах губернатора, совмещенных с выборами в представительный орган местного самоуправления столицы региона, Игорь Викторович опирался на председателя местной Думы Ольгу Старостину, что дало необходимый результат и привело к убедительной победе. Однако, сразу после выборов он выступил против переизбрания Старостиной спикером местного парламента, выдвинув другую кандидатуру. В итоге, большинством голосов депутаты вновь избрали Ольгу Старостину, что явилось для губернатора очевидной неудачей, в политической элите региональной столицы возникло напряжение, определённое недоверие к главе региона. В тоже время, можно предположить, что уже в ближайшее время тренд будет зафиксирован и рейтинг губернатора можно будет количественно описать.

_________________________________________

Губернатора Ивановской области Павла Конькова с самого момента избрания мало кто из экспертов оценивал особенно высоко, тем интереснее рост его рейтинга. Объяснить его повышением известности после избрания не удается, так как он для региона политик не новый, известны его основные сильные и слабые стороны и ряд «скелетов в шкафу». Мы изучили данную ситуацию и считаем, что причина — в ряде удачных кадровых назначениях, опирающихся на местные кадры. Например, на должность вице-губернатора, курирующего внутреннюю политику, был назначен Андрей Кабанов, многократно ранее избиравшийся в регионе депутатом различных уровней, а также являвшийся региональным омбудсменом, которым был сформирован имидж, «рукопожатный» в различных социальных и политических средах региона. С момента назначения он начал курсировать по области, проводя множество встреч, преимущественно на территориях и в аудиториях с вероятной перспективой эскалации локальных конфликтов, либо социального напряжения. Эти действия обеспечивают губернатору «прикрытую спину» в реалиях текущего момента и дают возможность сконцентрировать собственные усилия на взаимодействии с федеральными органами власти и планировании среднесрочной стратегии развития региона.

_________________________________________

Показателен убедительный рост рейтинга губернатора Тверской области Андрея Шевелева. В последнее время в различных солидных рейтингах фигурировали низкие результаты оценки губернатора, и, сомневающихся в его скорой отставке, экспертов было достаточно. Но ситуацию, на наш взгляд, кардинально переломила встреча Андрея Шевелева с Президентом России в декабре 2014 года.

Данная встреча наглядно выявила несколько принципиальных моментов. Стало понятно, что отправлять в отставку Андрея Владимировича Президент не планирует. С губернаторами, не справляющимися со своими обязанностями, Путин предпочитает избегать подобных встреч. Встречу можно также интерпретировать,  как посыл местным элитам о том, что в текущих условиях нецелесообразно «раскачивать лодку», спекулируя на скорой отставке губернатора, и в реалиях сегодняшнего дня герой-десантник Шевелев — далеко не худшая кандидатура, способная удержать ситуацию в регионе в нормальном русле.

Стоит отметить, что распространение версии о грядущем назначении и.о. губернатора Тверской области Владимира Васильева представляется нам маловероятной, вне зависимости от желания некоторой части местной элиты. В настоящий момент Васильев — политик федерального уровня, вице-спикер и руководитель фракции «Единой России» в Думе, входящий в первый эшелон государственной власти, и переход его на региональный уровень в современных экономических реалиях можно было бы рассматривать как понижение.

Не менее важным видится то, что на встрече с Путиным были озвучены редкие для многих регионов в последнее время экономические результаты прошедшего года в Тверской области. Урожай зерновых вырос на 30%, в регионе заведены 80 крупных инвестиционных проектов на общую сумму 155 миллиардов рублей. Можно сделать вывод о том, что команда регионального руководства подготовила «подушку безопасности» на кризисный период, и прогнозируемая вероятность острых социальных конфликтов в Тверской области не очень высока.

 

Сентябрь 24, 2014| Регионы России: Рейтинг Мэров (Сентябрь, 2014)

Рейтинги руководящих лиц разного масштаба всегда интересовали как теоретиков, так и практиков. Одной из причин этого интереса мне представляется то, что самостоятельно мало кто способен выполнить подобный анализ, так как помимо продуманной методологии необходима сеть экспертов, досконально владеющих ситуацией в исследуемых территориях. И если при составлении рейтингов губернаторов интегральная оценка мнений федеральных экспертов вполне оправдана (так как судьба губернатора в наше время зависит от отношения к нему федеральной власти, поэтому инсайдерская информация экспертов позволяет прогнозировать судьбы региональных руководителей ), то при составлении рейтингов мэров необходима информация именно с мест. И тут подход составителей «Народного рейтинга» — ЦИК «Рейтинг» — мне представляется удачным. Цифры, конечно, важны, но для муниципалитета главное обеспечить не уровень жизни сам по себе (на что возможно влиять на федеральном и частично на региональном уровне), а только — качество жизни на своей территории. Только цифры бюджетных показателей не дадут полной картины эффективности (а, главное, результативности) работы градоначальника. Цифры относительны. Например, три волоса это много или мало ? На голове — мало, в супе — много. Как поговаривает наш народ, что для русского хорошо, для немца — не всегда. Очень ценно, что исследование ЦИК «Рейтинг» позволяет оценить именно субъективное отношение к тому или иному руководителю. Так, например, бюджеты и возможности различных муниципалитетов очень разнятся, но далеко не всегда авторитет мэра напрямую зависит от величины городского казны. Так что выбранная методологическая основа для составления «Народного рейтинга мэров» весьма интересна и близка к реальности.

Нельзя не упомянуть отдельный сегмент, оказывающий значительное влияние на точность рассматриваемых рейтингов мэров — это неоднозначность вопроса о том, кого считать мэрами. На этот счет существует несколько экспертных мнений и каждое из них правомочно, так как основано на различных научных школах и подходах в пониманию предмета и природы местного самоуправления . Вариативность неизбежна, так как законодательно не установлены четкие рамки и нормы. Федеральный закон не определяет термин «мэр», заложив только понятие главы муниципального образования (должность которого может формироваться тремя различными способами) и главу местной администрации. Учитывая, что органов местного самоуправления, которые может возглавлять ГМО, всего два — представительный и исполнительный, условно для простоты можно принять что ГМО — это «титул», который присваивается главе одного из органов МСУ. Тогда кого считать мэром? Чей рейтинг в муниципалитете замерять? И вот тут мы получаем отсутствие единообразия по стране. Полагаю, в этой ситуации следует учитывать мнение жителей, которые чаще всего безошибочно определяют — кто фактический градоначальник, кто реально принимает решения в муниципалитете. Тут важны ни должности или «титулы», а опыт, авторитет и степень влияния.

Например, в лидерах рейтинга за май 2014 года оказался глава местного самоуправления — председатель Калужской городской Думы Александр Иванов. Для смежных же с Калугой регионов «мэрами» оказались руководители исполнительных органов МСУ . В чем причина? На мой взгляд, тут все логично и обоснованно. Александр Георгиевич пятый созыв возглавляет городскую Думу, к тому же является председателем Всероссийского Союза представительных органов МСУ. Данный союз был создан в 1998 году и объединяет представительные органы МСУ России. Союз регулярно проводит заседания в различных городах по обмену опытом и распространению успешных практик МСУ городов — членов Союза. Это все освещается в информационном пространстве, как регионов, так и на федеральном уровне. Очевидно, что как с председателем союза, так и с членами его руководящего органа — Координационного совета — считаются по месту их основной работы не только муниципальные служащие всех уровней, но и региональные. Кроме того, жители Калуги давно знают спикера своей Думы, хорошо осознают его референтную роль и считают его градоначальником. В то же время команда сити-менеджера не проводит PR-акции по продвижению в массы месседжа о том, кто является мэром по их мнению. В муниципалитетах же со слабым представительным главой все рычаги реального хозяйственного управления находятся в руках нанятого по контракту главы местной администрации, который и воспринимается на всех уровнях реальным градоначальником, а ГМО — свадебным, даже не генералом, а майором.

Я лично знаком со многими фигурантами «Народного рейтинга» и знаю реальную ситуацию в их муниципалитетах. Это позволяет сделать вывод о том, что в подавляющем большинстве случаев рейтинг близок к реальности (с учетом традиционной погрешности). Наблюдая динамику выпускаемых рейтингов, можно сделать вывод о том, что разработчики динамично совершенствуют методы и механизмы их формирования, что позволяет утверждать, что на политологическом пространстве страны появился качественный исследовательский продукт, позволяющий объективно и в реальном масштабе времени оценивать как ситуацию в муниципалитетах страны, так и проводить ее мониторинг.