ЖириновскийЖириновский Владимир Вольфович

Председатель Либерально-демократической партии России (ЛДПР)

 

 

 

Комментарии эксперта:

Октябрь 31, 2018 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2018)

Осенние выборы 2018 года стали для ЛДПР очень удачными. Мы взяли два региона. Владимирскую область возглавил наш кандидат Владимир Сипягин, а Хабаровский край – депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал. А если бы Виктор Зимин не снял нашего кандидата Михаила Валова с выборов губернатора в Хакасии, мы бы и там выиграли. Валов в итоге выиграл выборы мэра Саяногорска – второго крупнейшего города республики. Зимин оказался настолько слаб, что даже техническому кандидату от коммунистов проиграл первый тур, поэтому и снялся со второго.

Впрочем, власть быстро сделала выводы и после губернаторских выборов свои посты оставили уже 8 глав регионов, которые могли также провалиться в будущих кампаниях. Например, наконец ушел губернатор Липецкой области Олег Королев. Он у власти был уже 20 лет, занял свой пост еще при Ельцине и за это время корнями врос. Он был одним из худших губернаторов страны, ЛДПР неоднократно обращала внимание на многократные нарушения Конституции и закона о политических партиях в Липецкой области. Королев вместе с председателем липецкого Заксобрания неоднократно вмешивался в выборы, навязывая оппозиционным партиям своих кандидатов или подминая под себя уже избранных оппозиционных депутатов. Но, наконец, его время прошло. Это закономерный процесс и последствие провалов на выборах подобных ему «управленцев». Людям надоело терпеть такое хамство.

Точно так же во Владимирской области народ наглядно продемонстрировал свое презрение экс-губернатору Орловой, в Приморье – Тарасенко, в Хабаровском крае — Шпорту. Все они с треском проигрывали оппозиционным кандидатам.

Но не везде передача власти прошла гладко. Например, Орлова проиграла с разгромным счетом нашему Сипягину, но уходя, продемонстрировала свою сущность и успела подписать вредный законопроект. 28 сентября со второй попытки все-таки был принят документ, обязывающий нового главу области согласовывать с парламентом назначение своих замов. А так как большинство в Заксобрании контролирует «Единая Россия», то фактически она будет пытаться влиять на формирование администрации области. И это, конечно, полностью противоречит сложившимся в России управленческим принципам. Ведь модель власти всегда формируется сверху вниз. На федеральном уровне у нас главу страны выбирает народ, потом президент выбирает себе премьер-министра, а парламент, Госдума, лишь утверждает его. Причем если не утвердит трижды подряд, то это означает роспуск Госдумы. Что же касается состава правительства, то оно формируется премьером и президентом без участия депутатов. Эта же модель в миниатюре действует и во всех регионах. Однако во Владимирской области, где в конкурентной борьбе к власти пришел представитель оппозиционной партии, депутаты «Единой России» вдруг решили поставить эксперимент и наделить парламент функциями формирования исполнительной власти. Хорошо, но тогда пусть и на федеральном уровне Госдума, а не президент будет формировать правительство. «Единая Россия» на последних выборах получила только 54%, вот половина министров будут ее представители, а остальные должны быть от оппозиции.

За то, что Орлова подложила нашему губернатору такую «мину», мы потребуем от Счетной палаты провести проверку её деятельности на посту главы региона и дать оценку тому ущербу, который она нанесла.

Надеюсь, в 2019 г. будут сделаны выводы, и в России будет меньше таких «управленцев» как Орлова, Королев и Зимин. Им не место в губернаторском корпусе России!

 

Ноябрь 17, 2015 | Национальный Рейтинг Депутатов (№1, ноябрь 2015)

Однопартийный режим – главная внутренняя угроза России. Госдума – это важнейший исторический институт власти в России. Даже в царские времена, когда русский парламент был существенно ограничен в возможностях и выполнял в большей степени декоративные функции, депутаты имели огромное общественное влияние. Достаточно вспомнить, что именно депутаты Госдумы организовали отречение Императора от престола в 1917 году.

Современная Госдума за 23 года существования пережила серьезные изменения. От хаотичного парламента 1990-х, когда в палате сидели десятки фракций и множество депутатов-лоббистов, мы пришли к более адекватной форме представительства: правящая фракция и несколько ведущих оппозиционных сил, как это происходит в большинстве демократических стран мира.

Однако борьба с беспорядком обернулась другой стороной медали. Главной проблемой нынешней Госдумы стала монополия одной партии, которая во что бы то ни стало, с помощью административного ресурса, сохраняет статус-кво. Власть, видимо, считает, что так ей удается поддерживать политическую стабильность. Однако такой искусственный столбняк напротив — ослабляет систему. Ведь не может быть, чтобы экономическая ситуация и жизнь людей в стране ухудшалась, а народ послушно продолжал голосовать за одну и ту же партию, которая у власти вот уже 15 лет. Каждый год следователи и суды привлекают к ответственности губернаторов, высокопоставленных чиновников, политиков, большинство из которых представители все той же партии, а люди, получается, все равно за нее. Это же сказка. Всем очевидно, что каждая очередная победа партии власти с перевесом в 50% просто противоестественна.

Получается, что вместо того, чтобы использовать парламент как политическую отдушину и двигатель развития государства, по примеру многих развитых стран, мы заморозили политическую системы, чем лишь провоцируем протестные настроения и новую «болотную». Более того, мы искусственно тормозим наше развитие, став заложником самих себя: вместо реформ власть бросает все силы на то, чтобы «законсервировать» электорат. Мы, к сожалению, уже однажды пережили подобное. Именно однопартийность погубила СССР, когда коммунисты окончательно «забронзовели» и растеряли все стимулы к движению вперед.

Перемены в расстановки сил в Госдуме принесли бы огромную пользу. Усиление роли оппозиции или даже смена правящей партии влила бы свежую кровь в парламент, это спустило бы пар общественного напряжения, да и политическая система получила бы импульс. При этом рисков нет никаких. К примеру, Смоленскую область еще в 2012 году возглавил представитель ЛДПР Алексей Островский, и никаких проблем в регионе за 3 года не возникло. Напротив, было создана многопартийная администрация, прошли прозрачные, открытые выборы, нет никаких нареканий по коррупции, развивается импортозамещение. Есть и другие губернаторы от оппозиции и ничего, революция у них в областях не происходит.

Учитывая все это, мы ожидаем, что Госдума VII созыва может существенно измениться. Я не исключаю, что по спискам может победить оппозиционная партия или, по крайней мере, результаты будут соизмеримы с результатами партии власти. Для себя мы ставим задачу, по крайней мере, стать партией номер два.

Правда и на этот раз власть прибегла к хитрому способу сохранить большинство. Именно для этого была возвращена смешанная система выборов, половину депутатов изберут в одномандатных округах. Конечно, правящая партия самая богатая и имеет административный ресурс практически в каждом населенном пункте, и победа их ставленников предрешена. Поэтому следующая наша политическая задача – вернуться к выборам исключительно по партийным спискам. Дело не только в справедливости, но и плюсах для избирателей. Одномандатники менее дисциплинированы, их можно подкупить или обмануть, они ни перед кем не отчитываются, а за депутатов, избранных по списку, ответственность несет их партия.

Еще одно наше предложение, которое мы будем продвигать, — передача фракциям права на замену своих депутатов. Ведь нередко бывает, что депутат просто не выполняет своей работы или разорвал отношения с партией, которая его выдвинула, но отозвать его нет никакой возможности. Можно также ввести обязательную ротацию всего депутатского корпуса по аналогии с промежуточными выборами в США.

Все эти шаги приведут значительному усилению значимости многопартийной системы и роли политических сил, как следствие – улучшит эффективность парламента.