MODМодин Руслан Юрьевич

Политтехнолог, управляющий партнер Центра стратегического консультирования «Прогресс-коммуникации». Член Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО)

 

 

 

Комментарии эксперта:

Февраль 27, 2017 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Январь-Февраль, 2017)

Фигура Президента Республики Татарстан имеет огромное политическое значение для субъекта. Кроме федерального влияния, глава республики является связующим звеном в консолидации татарских элит, в том числе и являясь фигурой преемнического характера. То же самое отмечают и в экспертном сообществе республики, хотя надо отметить, что таковое сообщество почти без исключения является комплиментарным и лоялистским по отношению к руководству региона независимо от его персоны. Но это скорее специфика национально-кланового общественного уклада.

Поскольку карта элит республики Татарстан носит откровенно клановый характер, это не могло не отразиться и на специфике построения властной вертикали в регионе. При всех минусах такой модели, есть и откровенные плюсы: это социально-экономическая и, что немаловажно, межэтническая и межрелигиозная стабильность. Одним из самых главных достижений Минниханова большинство экспертов отмечают внедрение электронного документооборота во всех сферах жизнедеятельности республики – когда, образно говоря, в Москве еще бабушки стояли в очереди в сбербанк для оплаты коммунальных платежей, в Татарстане даже в самых отдаленных сельских местностях об этом забыли – все делалось через терминалы. С этими достижениями, в том числе связаны карьеры татарстанских чиновников на федеральном уровне в области IT. Из достижений последнего времени хочется отметить, как власти региона быстро предотвратили возможный банковских кризис. История с обманутыми вкладчиками Татфондбанка получила федеральную огласку, и протесты могли иметь самые неблагоприятные последствия. Однако правительство Республики в ручном режиме оперативно нивелирует конфликт и пытается его разрешить, вроде как эффективно. Конечно, все подробности произошедшего в системообразующем банке республики еще не раз нас удивят, особенно учитывая, что Татфондбанк был первым в России банком, участвующим в так называемой системе «исламского банкинга». Существует мнение, что местные элиты раздражены слишком лоялистским отношением Минниханова к федеральному центру. В этом контексте история «президентства» должности главы республики наиболее выпукло показывает, как Москва может использовать этот инструмент давления. Как мне кажется, жесткие заявления на тему того, что Москва слишком много забирает из республики, были натуральным превентивным шагом накануне актуализации темы «президентства», так как истекали сроки действия договора о разграничении полномочий. Но надо отметить, что в этом споре у Минниханова тоже есть много козырей – это и его переговорные позиции на международном уровне, это и жёсткий контроль внутреннего татарского сепаратизма, межэтническая и межрелигиозная стабильность. Это в какой-то степени уравнивает силы сторон в «президентском» споре. От того, каким на выходе будет текст нового соглашения, во много зависят позиции Минниханова в местных элитах. То есть, станет ли он настоящим преемником Минтимера Шаймиева или Москва одержит победу.