Лобойко Дмитрий Александрович

Руководитель центра «Региональные исследования»

 

 

Комментарии эксперта:

Октябрь 30, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2019)

Ближайший год-два Ульяновская область будет находиться в ситуации политической неопределенности. Сергей Морозов на сегодняшний день один из трех губернаторов-долгожителей. В декабре исполнится 15 лет, как он возглавляет регион. Дольше, чем он —  работают лишь белгородский губернатор Евгений Савченко и калужский Анатолий Артамонов.

Но если Артамонов – член высшего совета «Единой России», то Морозов имеет более скромное личное влияние в центре. Считается, что Сергей Морозов, якобы, пользуется поддержкой Сергея Кириенко. Однако эта мысль так активно транслируется через региональные телеграм-каналы, что складывается впечатление, что обозначение этой связи используется как некое заклинание, в которое и сам Морозов начинает верить. В последнем рейтинге «Медиалогии» Сергей Иванович поднялся сразу на несколько строчек по упоминаемости в соцмедиа и занял сразу 7 строчку в ТОП-20 самых цитируемых губернаторов-блогеров. Чуть раньше Центр политической конъюнктуры опубликовал доклад «Мнимая популярность. Анализ активности губернаторов в сети Instagram». Согласно этим данным, 23% подписчиков Сергея Морозова – боты. Это показывает, что популярность губернатора Ульяновской области в соцсетях может достигаться с помощью накруток. Равно как и активность слухмейкеров в анонимных телеграм-каналах так же указывает на попытки искусственно приподнять позиции Морозова. Судя по всему, кто-то из его советников или политических консультантов убедил его, что для администрации президента это очень важно. Это, в свою очередь, показывает наличие неуверенности команды губернатора Морозова в устойчивости его позиций. В сочетании с другими историями Морозова – бывшими и текущими – информация о его возможной отставке в 2020 году представляется очень убедительной. Поэтому, главные вопросы в региональной повестке региона таковы: кто станет следующим губернатором, кого президент назначит врио, кто из местной оппозиции примет участие в выборах. Это важно, так как Ульяновская область довольно протестный регион, когда-то входивший в так называемый «красный пояс» и федеральная повестка и общее недовольство властью конкретно в этом регионе может дать оппозиционным кандидатам более-менее реальный шанс на победу. Да и центр, вполне возможно, допустит такой сценарий, чтобы разделить ответственность с оппозицией в одной из проблемных областей.

———————-

Валерий Радаев семь лет у власти в Саратовской области и его второй срок подходит к «экватору». Рейтинг партии власти в родном для Вячеслава Володина регионе скромный. А этот показатель – традиционно в зоне ответственности главы региона. На прошлой неделе партия приняла решение, согласно которому во имя рейтинга партии 13 губернаторов лично возглавят отделения в своих регионах. Губернатора Саратовской области в их числе не было. Нет его и в составе регионального политического совета. И дело, судя по всему, не только в действующем секретаре Саратовского реготделения ЕР Николае Панкове.

Похоже, руководство партии не связывает будущие успехи «Единой России» с именем Валерия Радаева. В последние пару месяцев глава региона несколько увеличил свою информационную активность. Активнее ведет свой блог, делает потенциально резонансные заявления вроде того, которое касается сохранения исторического центра Саратова. Но в совокупности всё это производит впечатление попытки спасти ситуацию, которую спасти очень сложно. По сути, сейчас сложно назвать три весомых аргумента, делающих Валерия Радаева нужным центру на том месте, где он сейчас находится.

 

Октябрь 01, 2019 | Национальный Рейтинг Мэров (Август-Сентябрь, 2019)

Мэры и городские думы будут терять остатки своей независимости. Это процесс, заданный федеральным центром и нет никаких субъектов, имеющих возможности, желание и смелость (или дерзость) этому противостоять. Органы местного самоуправления, на сегодняшний день, не вписаны в систему органов власти и, формально, независимы. Об этом говорится и в восьмой главе Конституции РФ, и в первой части Европейской Хартии местного самоуправления.

Важно понимать, что смысл этого разделения не только в том, чтобы решение вопросов местного значения осуществлялось максимально близкими к гражданам представителями, но и – что прямо указано в ратифицированном Россией документе – в децентрализации власти.

На практике же местное самоуправление давно стало продолжением так называемой «вертикали власти» и реальной самостоятельностью не обладает. И чем крупнее муниципалитет, тем больше зависимость от региональных администраций. Рациональность и правильность процессов централизации в России обсуждать не принято. А разговоры о «федерализации» Российской Федерации запросто могут быть расценены как призыв к нарушению целостности страны. Даже Татарстан, с которым федеральный центр не продлил договор о разграничении полномочий, по сути, отказался от частичного суверенитета, который ему удавалось сохранять до 2017 года. Централизация – единственный принцип, которому четко следует Москва. В такой ситуации местное самоуправление – атавизм, пережиток и преграда к отправлению всей полноты власти. Для отказа от МСУ требуется, во-первых, изменить Конституцию, во-вторых, отказаться от ратификации Европейской Хартии – то есть, фактически, выйти из состава ЕС. Это пока неприемлемые для нашего руководства шаги.

Возможным «компромиссным» сценарием может стать дальнейшая «усушка» местного самоуправления. МСУ могут оставить лишь на третьем – самом низовом – уровне: села, поселения и, возможно, внутригородские районы. Муниципальная реформа в Московской области с упразднением низового поселенческого уровня муниципалитетов – это, скорее, исключение из общероссийского процесса. Здесь сказывается близость к столице и связанные с этим экономические и политические особенности.

Судя же по процессам, происходящим на уровне регионов и крупных муниципалитетов, в ближайшие годы может быть проведена новая реформа МСУ, в результате которой самоуправление останется лишь в самом низу «вертикали». На этом фоне надеяться на возвращение прямых выборов глав муниципалитетов, о которых всё чаще говорят, не приходится.

Напротив, может начаться процесс, при котором крупные города, с населением свыше 500 тыс. человек, могут и вовсе перейти на региональный уровень, тем самым вписавшись в систему власти. В России, на сегодняшний день, 37 таких городов и в них живет треть всего населения. Глав таких городов вполне могут назначать главы регионов, что, по сути, уже и происходит при реализации процедуры «конкурсов» на замещение должностей сити-менеджеров. Отчасти с этими процессами связано слабеющее влияние большинства глав городов. Подобные сценарии дают центру ощущение контроля и управляемости.

Децентрализованная система, конечно, была бы устойчивее, но она способна работать лишь при полноценном функционировании других политических институтов и открытой системе обновления элит. К этому предпосылок пока нет.

—————-

При большом желании можно усмотреть рост влиятельности главы Самары Елены Лапушкиной на вверенной ей территории и даже на региональном уровне. Но влияние это связано не столько с личностью самой градоначальницы, сколько со стабильным положением тех групп, которым она обязана своим креслом. Например, 27 сентября арбитражный суд Самарской области отклонил иск прокуратуры о признании незаконными контрактов между городской администрацией и ООО «СамараАвтоГаз» на регулярные перевозки по ряду муниципальных маршрутов. Это судебное решение вызревало долго и теперь, фактически, «приватизация» маршрутов общественного транспорта узаконена. Бенефициаром этого решения является не сама г-жа Лапушкина, а одна из местных финансово-промышленных групп.

Можно смотреть на деятельность мэра глазами избирателей, но глава Самары не избирается населением. А можно глазами представителей элитных и номенклатурных групп, которые её поставили. С первой точки зрения, претензий может быть очень много: от работы транспорта, скорости ремонта коммуникаций, качества муниципальных услуг — до отношения к историческому центру Самары. Но, со второй, – никаких серьёзных проблем нет. Это значит, что малопримечательная Елена Лапушкина, как политик, может оказаться весьма перспективной. И по истечении срока своих полномочий даже быть востребованной, как минимум, на региональном уровне.

—————-

Если о возможной скорой отставке губернатора Саратовской области Валерия Радаева в последнее время говорят всё чаще, то позиции мэра Саратова Михаила Исаева, хотя бы формально, довольно крепкие. Как минимум, учитывая его сравнительно недолгое пребывание на этом посту – менее двух лет.

Тем не менее, градоначальник, судя по всему, не планирует долгую политическую карьеру, выходящую далеко за рамки его текущего статуса. В противном случае демонстрировать близость с Радаевым, исполняя совместно с ним и «Хором Турецкого» песни со сцены, как лучшие друзья на семейном застолье, он бы не стал. Неподходящий момент для демонстрации верности. Некоторые жители областной столицы даже считают, что ему не чужд принцип: «Один раз живём!» Учитывая скромный уровень его политического влияния, такая позиция, пожалуй, была бы вполне логичной. Потому и возникают «удивленные» обманутые дольщики, недовольные денежными компенсациями. Потому же, вероятно, возникает пикантная ситуация со структурой мэрии, где последовательность событий наталкивает на вопрос: был ли заинтересован Михаил Исаев в задержании своей подчиненной – главы городского комитета управления имуществом Елены Салеевой, задержанной в феврале этого года? Сначала чиновницу задерживают, затем назначается новый человек и уже под него изменяют структуру мэрии – в ведение КУИ передаются дополнительные полномочия по землепользованию и градостроительству. Удар на себя принимает замглавы администрации Саратова Антон Корнеев, которого депутат Олег Комаров, судя по его выступлению в гордуме, едва ли не прямым текстом обвиняет в коррупционном умысле. Но инициатива эта всё же Исаева…

Иными словами, публичная активность и решения мэра Саратова Михаила Исаева не указывают на его излишние карьерные амбиции. По крайней мере, популярности среди населения он явно не ищет.

 

Август 28, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2019)

Основные политические процессы, которые, так или иначе, влияют на позиции губернатора Дмитрия Азарова, проходят тихо и незаметно. И это естественно, учитывая, что одной из стратегических задач действующего губернатора Самарской области является поддержание тех связей, которые наработаны им за 13 лет в публичной политике и избегание конфликтов в ближайшие 4 года. Путь Дмитрия Азарова в политике не сопряжен с громкими скандалами, карьера идёт ступенька за ступенькой и, если так и будет продолжаться, у него есть все шансы вырасти до федерального чиновника высокого уровня.

Качество управленческих кадров в федеральном правительстве вызывает вопросы оппозиции и населения, а, значит, запрос на обновление стоит всё острее. В следующем избирательном цикле, который начнётся в 2022-2023 годах, новые лица будут актуальны, как никогда. Такие как Азаров будут востребованы на федеральном уровне. То есть, до этого времени губернатору Самарской области надо не потерять лицо и накопленный политический капитал. Пока с этим Дмитрий Игоревич справляется неплохо.

В Самарской области идут несколько предвыборных кампаний, которые практически незаметны местным жителям. Это, в частности, довыборы в нескольких округах в областное заксобрание, а также выборы в Новокуйбышевскую городскую думу. В выборах региональных депутатов не участвуют представители КПРФ, что исключает даже гипотетический проигрыш кандидатов от власти. В Новокуйбышевске те же коммунисты, ранее обещавшие «дать бой», практически не видны. Такое поведение оппозиции можно объяснить успешной работой политического блока администрации губернатора.

Тем временем, есть предпосылки для формирования серьезной региональной оппозиции, формирующейся на базе ряда коммерческих структур. Сейчас сформирован целый перечень отложенных конфликтов. Есть противоречия в бизнес-структурах, занимающихся мусором. Конфликт заложен ещё при прежнем губернаторе, но его последствия могут привести к проблемам для нынешнего руководства регионом. Нынешние союзники региональных властей в этой сфере совсем не обязательно будут оставаться таковыми впредь. Тем более что «союзник» не один. Строительная отрасль также «дарит» губернатору серьёзную оппозицию. Уже сейчас один из ключевых игроков финансирует информационные вбросы против главы региона. Но этот игрок имеет также и заметный лоббистский ресурс в Москве. Так что не замечать его не получится.

Есть сюжет, связанный с семьей депутата Госдумы Евгения Серпера из Сызрани. Обозначенная другим депутатом Александром Хинштейном «война» с «серпертарием» не сильно повлияла на позиции сызранского бизнесмена в региональном бизнесе. Это значит, что в какой-то момент Дмитрия Азарова могут попытаться поставить перед неудобным выбором между Серпером и Хинштейном. Это также серьёзный отложенный конфликт. Есть ещё несколько конфликтных линий. Пока они не создают серьёзных проблем и позиции Дмитрия Азарова, как губернатора, выглядят сильными. Но должность губернатора, уверен, не предел мечтаний Дмитрия Азарова.

——————

Саратовская область — территория, иллюстрирующая значимость региональных процессов для Центра. Губернию, конечно, принято считать вотчиной Вячеслава Володина и это неизбежно влияет на процессы, но дело не только в этом. Валерий Радаев на посту губернатора с 2012 года, а слухи о его скорой отставке муссируются, как минимум, последние года два — с момента его последних выборов.

Такой информационный фон не усиливает его позиции и, вероятнее всего, на следующих выборах кандидатом от власти будет другой человек. С одной стороны, это уже сейчас делает его «хромой уткой», с другой — у Радаева карт-бланш на любые жесткие, непопулярные и даже, если это потребуется, неграмотные решения. Парадокс, но в таком качестве он может быть полезнее, нужнее и, скажем так, приятнее федеральным властям любого «молодого технократа». Например, не только инфраструктурным можно считать строительство и введение в эксплуатацию в Саратове нового аэропорта и, как следствие, закрытие старого. Можно найти и политическую подоплеку. Прежний аэропорт был базовым для «Саратовских авиалиний». Авиакомпании аннулировали сертификат эксплуатанта авиакомпании в мае прошлого года. Новый аэропорт принял первые рейсы в августе этого. Банальная история, если не учитывать, что «Саратовские авиалинии» — компания гендиректора ЗАО Инвестиционный холдинг «Энергетический Союз» Аркадия Евстафьева, а он в свою очередь далеко не только саратовский бизнесмен и не только имеет некоторые политические амбиции, но и определенные политические и медийные ресурсы. В частности, серьезное влияние на отдельные крупные федеральные СМИ. Так что, можно считать, Валерий Радаев открытием нового аэропорта и закрытием старого затронул интересы Аркадия Евстафьева. Дружбе между бизнесменом и губернатором это, полагаю, не поспособствовало. А есть же ещё сюжеты про отношения губернатора с другими бизнесменами, с партиями и лидерами мнений. Формально это делает губернатора всё менее популярным и слабым. Но в глазах условного Володина он вполне может выглядеть очень нужным и полезным.

 

Июнь 27, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2019)

Когда в середине нулевых были отменены выборы глав регионов, произошли «зачистка и выравнивание» губернаторского корпуса, «губернаторы-тяжеловесы» исчезли как явление, а престиж должности пошатнулся. Когда в купированном виде выборы вернули, придумав «муниципальный фильтр», это не прибавило авторитета институту губернаторства, так как самостоятельности у глав регионов не прибавилось, а риски, напротив, возросли.

Последние несколько лет в российский губернаторский корпус приходят так называемые «технократы», которые якобы способны (по крайней мере, это декларируется), принимать «непопулярные, но нужные» решения. И это главная тенденция, которую сейчас можно наблюдать в регионах: замена региональных элит на региональную номенклатуру нового поколения. Своего рода «Номенклатура 2.0». И именно плоды этого процесса будут определять политическую ситуацию в регионах в ближайшие несколько лет.

Характерным отличием представителей номенклатуры от представителей элиты является более простая система зависимости. Прежние губернаторы представляли интересы и одновременно были зависимы от ФПГ, национальных общин, общественных движений, политических сил и т.п. Их главной задачей было отстаивание и балансировка интересов, то есть функции политические. У так называемых «технократов» зависимость преимущественно вертикальная, от вышестоящих начальников внутри административной системы. ФПГ, партии, общественные группы влияния на них почти не имеют. Это делает их в большей степени «номенклатурой», а не «элитой» или «технократами». И функции у них, скорее, административно-хозяйственные, завязанные на тезис «люди — новое золото».

Подтверждение изменения роли губернаторов можно обнаружить, например, в стилистике последней «Прямой линии» Владимира Путина. Президент фактически отказался от традиционной формы проведения мероприятия, когда его рейтинг поднимался за счет критики региональных глав. На этот раз «головы не летели», так как губернаторы больше не воспринимаются ни властью, ни бизнесом, ни населением в качестве самостоятельных фигур. То есть, критика губернаторов стала бы сеансом самобичевания. В монолитности новой номенклатуры, практически независимой ни от крупного бизнеса, ни от электората, с одной стороны — сила, с другой стороны — «ахиллесова пята». Региональным элитам практически бесполезно бороться с неудобными или неэффективными главами. Но, в случае серьезной проблемной ситуации, это ударит по всей системе — гибкости становится всё меньше.