Лобойко Дмитрий Александрович

Руководитель центра «Региональные исследования»

 

 

Комментарии эксперта:

Август 28, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Июль-Август, 2019)

Основные политические процессы, которые, так или иначе, влияют на позиции губернатора Дмитрия Азарова, проходят тихо и незаметно. И это естественно, учитывая, что одной из стратегических задач действующего губернатора Самарской области является поддержание тех связей, которые наработаны им за 13 лет в публичной политике и избегание конфликтов в ближайшие 4 года. Путь Дмитрия Азарова в политике не сопряжен с громкими скандалами, карьера идёт ступенька за ступенькой и, если так и будет продолжаться, у него есть все шансы вырасти до федерального чиновника высокого уровня.

Качество управленческих кадров в федеральном правительстве вызывает вопросы оппозиции и населения, а, значит, запрос на обновление стоит всё острее. В следующем избирательном цикле, который начнётся в 2022-2023 годах, новые лица будут актуальны, как никогда. Такие как Азаров будут востребованы на федеральном уровне. То есть, до этого времени губернатору Самарской области надо не потерять лицо и накопленный политический капитал. Пока с этим Дмитрий Игоревич справляется неплохо.

В Самарской области идут несколько предвыборных кампаний, которые практически незаметны местным жителям. Это, в частности, довыборы в нескольких округах в областное заксобрание, а также выборы в Новокуйбышевскую городскую думу. В выборах региональных депутатов не участвуют представители КПРФ, что исключает даже гипотетический проигрыш кандидатов от власти. В Новокуйбышевске те же коммунисты, ранее обещавшие «дать бой», практически не видны. Такое поведение оппозиции можно объяснить успешной работой политического блока администрации губернатора.

Тем временем, есть предпосылки для формирования серьезной региональной оппозиции, формирующейся на базе ряда коммерческих структур. Сейчас сформирован целый перечень отложенных конфликтов. Есть противоречия в бизнес-структурах, занимающихся мусором. Конфликт заложен ещё при прежнем губернаторе, но его последствия могут привести к проблемам для нынешнего руководства регионом. Нынешние союзники региональных властей в этой сфере совсем не обязательно будут оставаться таковыми впредь. Тем более что «союзник» не один. Строительная отрасль также «дарит» губернатору серьёзную оппозицию. Уже сейчас один из ключевых игроков финансирует информационные вбросы против главы региона. Но этот игрок имеет также и заметный лоббистский ресурс в Москве. Так что не замечать его не получится.

Есть сюжет, связанный с семьей депутата Госдумы Евгения Серпера из Сызрани. Обозначенная другим депутатом Александром Хинштейном «война» с «серпертарием» не сильно повлияла на позиции сызранского бизнесмена в региональном бизнесе. Это значит, что в какой-то момент Дмитрия Азарова могут попытаться поставить перед неудобным выбором между Серпером и Хинштейном. Это также серьёзный отложенный конфликт. Есть ещё несколько конфликтных линий. Пока они не создают серьёзных проблем и позиции Дмитрия Азарова, как губернатора, выглядят сильными. Но должность губернатора, уверен, не предел мечтаний Дмитрия Азарова.

——————

Саратовская область — территория, иллюстрирующая значимость региональных процессов для Центра. Губернию, конечно, принято считать вотчиной Вячеслава Володина и это неизбежно влияет на процессы, но дело не только в этом. Валерий Радаев на посту губернатора с 2012 года, а слухи о его скорой отставке муссируются, как минимум, последние года два — с момента его последних выборов.

Такой информационный фон не усиливает его позиции и, вероятнее всего, на следующих выборах кандидатом от власти будет другой человек. С одной стороны, это уже сейчас делает его «хромой уткой», с другой — у Радаева карт-бланш на любые жесткие, непопулярные и даже, если это потребуется, неграмотные решения. Парадокс, но в таком качестве он может быть полезнее, нужнее и, скажем так, приятнее федеральным властям любого «молодого технократа». Например, не только инфраструктурным можно считать строительство и введение в эксплуатацию в Саратове нового аэропорта и, как следствие, закрытие старого. Можно найти и политическую подоплеку. Прежний аэропорт был базовым для «Саратовских авиалиний». Авиакомпании аннулировали сертификат эксплуатанта авиакомпании в мае прошлого года. Новый аэропорт принял первые рейсы в августе этого. Банальная история, если не учитывать, что «Саратовские авиалинии» — компания гендиректора ЗАО Инвестиционный холдинг «Энергетический Союз» Аркадия Евстафьева, а он в свою очередь далеко не только саратовский бизнесмен и не только имеет некоторые политические амбиции, но и определенные политические и медийные ресурсы. В частности, серьезное влияние на отдельные крупные федеральные СМИ. Так что, можно считать, Валерий Радаев открытием нового аэропорта и закрытием старого затронул интересы Аркадия Евстафьева. Дружбе между бизнесменом и губернатором это, полагаю, не поспособствовало. А есть же ещё сюжеты про отношения губернатора с другими бизнесменами, с партиями и лидерами мнений. Формально это делает губернатора всё менее популярным и слабым. Но в глазах условного Володина он вполне может выглядеть очень нужным и полезным.

 

Июнь 27, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2019)

Когда в середине нулевых были отменены выборы глав регионов, произошли «зачистка и выравнивание» губернаторского корпуса, «губернаторы-тяжеловесы» исчезли как явление, а престиж должности пошатнулся. Когда в купированном виде выборы вернули, придумав «муниципальный фильтр», это не прибавило авторитета институту губернаторства, так как самостоятельности у глав регионов не прибавилось, а риски, напротив, возросли.

Последние несколько лет в российский губернаторский корпус приходят так называемые «технократы», которые якобы способны (по крайней мере, это декларируется), принимать «непопулярные, но нужные» решения. И это главная тенденция, которую сейчас можно наблюдать в регионах: замена региональных элит на региональную номенклатуру нового поколения. Своего рода «Номенклатура 2.0». И именно плоды этого процесса будут определять политическую ситуацию в регионах в ближайшие несколько лет.

Характерным отличием представителей номенклатуры от представителей элиты является более простая система зависимости. Прежние губернаторы представляли интересы и одновременно были зависимы от ФПГ, национальных общин, общественных движений, политических сил и т.п. Их главной задачей было отстаивание и балансировка интересов, то есть функции политические. У так называемых «технократов» зависимость преимущественно вертикальная, от вышестоящих начальников внутри административной системы. ФПГ, партии, общественные группы влияния на них почти не имеют. Это делает их в большей степени «номенклатурой», а не «элитой» или «технократами». И функции у них, скорее, административно-хозяйственные, завязанные на тезис «люди — новое золото».

Подтверждение изменения роли губернаторов можно обнаружить, например, в стилистике последней «Прямой линии» Владимира Путина. Президент фактически отказался от традиционной формы проведения мероприятия, когда его рейтинг поднимался за счет критики региональных глав. На этот раз «головы не летели», так как губернаторы больше не воспринимаются ни властью, ни бизнесом, ни населением в качестве самостоятельных фигур. То есть, критика губернаторов стала бы сеансом самобичевания. В монолитности новой номенклатуры, практически независимой ни от крупного бизнеса, ни от электората, с одной стороны — сила, с другой стороны — «ахиллесова пята». Региональным элитам практически бесполезно бороться с неудобными или неэффективными главами. Но, в случае серьезной проблемной ситуации, это ударит по всей системе — гибкости становится всё меньше.