Климанов Владимир Викторович

Доктор экономических наук. Директор института реформирования общественных финансов, руководитель Центра региональной политики РАНХиГС

 

 

Комментарии эксперта:

26 ноября, 2020 | Национальный Рейтинг Мэров (Август-Ноябрь, 2020)

2020 год лишний раз продемонстрировал невеликую значимость наших градоначальников, они не сильно заметны на политической арене страны, их роль в социально-экономическом развитии не так велика, как должна, по идее, быть.

Мэры по-прежнему не видны. Я не беру в расчёт персоны Собянина и Беглова, поскольку это – реальные губернаторы, а не руководители муниципальных образований, их роль достаточно высока, и на них многие ориентируются. В этой связи, конечно, роль московского мэра в 2020 году в условиях кризиса наоборот укрепилась, возросла, и его политические позиции стали гораздо крепче. Сергей Собянин лишний раз продемонстрировал значимость в стране российской столицы с экономической, политической и даже просто житейской точки зрения. Не столь это заметно в деятельности руководителя Санкт-Петербурга Александра Беглова, но всё-таки их обоих брать в расчёт, наверное, не стоит. То же относится и к руководителю Севастополя Развожаеву, хотя он закрепился после выборов и получил формальный статус.

Статус мэров других столичных городов в условиях пандемии и кризиса 2020 года явно поблёк на фоне того, что в целом по стране происходило усиление роли губернаторского корпуса. В результате поправок в Конституцию стала очевидна новая роль Госсовета, который формируется как раз из губернаторского корпуса. И вообще в условиях пандемии произошло то, что в прессе получило название «вынужденная децентрализация», когда часть ответственных решений была переложена на руководителей субъектов Федерации. Эта вынужденная децентрализация не транслировалась дальше, она замкнулась на уровне регионов. И мне кажется, если говорить о децентрализации не на федеральном уровне, то на уровне отдельных регионов наоборот: произошла централизация в части принятия решений, в том числе жизненно важных для населения, для бизнеса. И позиции мэра скорее ослабли по отношению к позициям губернатора, чем усилились.

При этом мы наблюдали множество локальных инициатив. Достаточно отметить, что и форум Агентства стратегических инициатив, прошедший совсем недавно, в ноябре, во многом определял именно локальные инициативы, которые могли бы стать драйвером развития муниципалитетов… Таковым же мог стать форум лидеров муниципального управления, прошедший осенью в Великом Новгороде с заочным участием премьер-министра. Были и некоторые другие площадки, на которых собирались инициативы, предложения в части выдвижения муниципальных образований на более современную платформу.

Тем не менее, при множестве разного рода идей и инициатив эти предложения остаются либо сугубо локальными, либо соподчинёнными с идеями, которые должны решаться по развитию регионов и в конце концов укладываться в логику федеральной повестки, но не носят сущностно-самостоятельной инициативы. То есть механизмы по внедрению системы bottom up (снизу – вверх) в нашей стране так и не были запущены. При этом Федерация всё равно достаточно много внимания уделяет этим инициативам, и поразительно, например, то, что был резко увеличен призовой фонд конкурса «Лучшая муниципальная практика». Он в этом году перешёл от кураторства бывшего вице-премьера к новому и проходил фактически в заочном режиме, но собрал огромное количество заявок – более 1 000 на все номинации. При этом гранты на 1 миллиард рублей были выделены всего 30 муниципалитетам.

В сентябре в Единый день голосования в ряде городов прошли выборы глав муниципальных образований и депутатов. Здесь запомнилось, что кампании сопровождались деятельностью по вскрытию существующих коррупционных схем, которые оказались почти не интересны большинству избирателей и не слишком повлияли на результаты выборов. Хотя альтернативные кандидаты появились в ряде городов. И это характерная новая особенность текущего времени: могут быть сформированы оппозиционные силы, которые далее должны определять локальную повестку для развития муниципальных образований.

Если говорить про конкретных мэров, то запомнились инициативы казанского мэра Метшина, смерть действующего мэра Уфы Мустафина, малообъяснимый показательный недавний арест Томского мэра Кляйна – наверное, он служит определённым сигналом для корпуса градоначальников. При этом 2020 год затушевал деятельность даже очень активных до этого мэров (например, Локтя в Новосибирске и Высокинского в Екатеринбурге). Пиар-деятельность заметна у якутского мэра Авксентьевой, которая своими инициативами добивается общестранового внимания.

Некоторые города разрабатывали интересные новые документы, например, в городе Кирове появилась интересная стратегия социально-экономического развития.

Ещё одна особенность: в корпусе мэров стало достаточно много (в отличие от губернаторского корпуса) женщин, которые возглавляют даже крупнейшие города-миллионники.

Изменения в Конституции: роль органов местного самоуправления, которые теперь будут встраиваться в единую систему публичной власти в нашей стране, очевидно, будет меняться. Мы почувствуем это после того, как изменится позиционирование существующих органов (новые функции и принципы работы Совета Федерации, более высокая значимость Госсовета), и после того, как органы местного самоуправления будут встраиваться в решение задач по достижению национальных целей и других задач от Федерации, которые по существующей уже технологии государственного управления декомпозируются до уровня регионов, а далее должны транслироваться в муниципалитеты.

Ожидание новой роли органов местного самоуправления – знак 2020 года. В текущем году города, как и регионы, оказались в очень сложной экономической ситуации, эпидемиологической ситуации, и это диктует новые условия для развития в будущем. Особенно это значимо как раз для уровня городов, ориентированных на активизацию роли общественных пространств, большую роль общественного транспорта, на повышение взаимодействия и отдельных граждан, и различных социальных групп между собой. Развитие городов, очевидно, придётся пересмотреть и найти новое понимание их роли в постпандемийный период.

 

29 октября, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2020)

Результаты сентябрьских выборов – в Единый день голосования 2020 года – открыли новую страницу в истории губернаторского корпуса. Все кандидаты – как действующие главы регионов, так и назначенные президентом РФ временно исполняющими обязанности – все они победили в первом туре, и многие из них весьма убедительно.

Можно говорить о том, что Островский в Смоленской области, Кобзев в Иркутской и некоторые другие не набрали явного большинства, но, тем не менее, мы видим сам факт победы 20 губернаторов в первом туре. И это демонстрирует отработанность механизма легитимизации тех ранее принятых решений о назначении глав регионов, которые отрабатывались центром последние годы.

При этом текущий год проходит для глав регионов, во-первых, в особенных эпидемиологических и кризисных условиях, а во-вторых, в необходимости работать в онлайн-режиме. Мало того, что ситуация очень сложная экономически, приходится решать малопонятные, совершенно новые задачи, но и сами инструменты государственного управления работы изменились. В рамках онлайн-формата проходили встречи идущих на выборы кандидатов в губернаторы с президентом Владимиром Путиными, что само по себе было новой формой подобной коммуникации.

Даже достаточно спорный вопрос применения KPI, как критерия эффективности деятельности губернаторов, в этой нетривиальной реальности вполне рабочий: те показатели, которые были уточнены весной прошлого года, отражают то, что нужно было бы достигать субъектам Федерации и главам, которые их представляют, в своей деятельности. Конечно, в ситуации чрезвычайной часть показателей нельзя объективно применить к оценке: бедность не сократилась, а выросла, малый бизнес переживает сокращения, вспышки эпидемии иногда проявляются в самых неожиданных местах – и не губернаторы тому виной.

Однако главным показателем был и остаётся уровень доверия к главам со стороны населения. От губернаторов сейчас зависит не только уровень доверия к ним людей, но и сохранность здоровья населения. Ведь теперь перед региональными руководителями стоит развилка: как в условиях «второй волны» пандемии проводить политику, соблюдая баланс, который, очевидно, качнулся весной в сторону карантинных мер. Тогда он был во многом оправдан, но сейчас дилемма по введению карантинных мер более открытая: всё-таки достаточно много скептиков относительно жёстких мер. В этом отношении пример Москвы стал своего рода ориентиром и инновацией для всех остальных регионов. Столичный пример говорит о том, что карантинные меры надо вводить очень осторожно и перекладывать бОльшую ответственность на лиц, принимающих решения – в части работодателей, частных организаций и самих граждан, которые должны следовать логике ситуации.

В данном случае поведение общества будет зависеть и от того, насколько оно доверяет своему губернатору.

Отдельной темой последних месяцев, связанной с регионами РФ, стала активность в сентябре-октябре федерального правительства по развитию Дальнего Востока. Вышел ряд поручений по итогам более ранней поездки туда высоких чиновников во главе с председателем кабмина. И хотя не ясно, какова будет роль губернаторов в данном проекте, так или иначе, он их тоже коснётся.