Журавский Сергей Владимирович

Политолог. Кандидат политических наук.

 

 

 

Комментарии эксперта:

Октябрь 30, 2019 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2019)

Губернатор на сегодняшний день стал совершенно подневольным лицом, со статусом  руководителя. Глава субъекта Российской Федерации, надо признать,  сегодня несамостоятельное управленческое звено, полностью ориентированное на Москву, на соответствующее управление администрации  президента, руководствуется только его целями и задачами. Это сильно влияет на положение самого губернатора в регионе, причем неважно – что это за территория. Поэтому ни веса, ни уверенности такое положение дел не добавляет. А разве нормальна ситуация, когда выборы только назначают, а все уже знают, кто будет избран?

Каждый момент губернатор помнит, что его как назначили из Москвы, так могут и снять.  Поэтому тенденции развития губернаторства как таковой у нас нет – есть назначенные согласованные люди, которые выполняют поставленную сверху задачу, независимо от мнения региона.

Год назад много вызвали дискуссий неожиданные победы в ряде регионов несогласованных кандидатов, заговорили о прорыве оппозиции во власть, о гласе народа. Но хочется возразить – а какие же они, эти кандидаты, оппозиционные?  Все они пришли на выборы от парламентских партий, случайных лиц там не было – как на Дальнем Востоке, так и в средней России. Все эти кандидаты были, в целом, ожидаемыми, только на кого-то ставили больше. Ошиблись наши «гадатели» на конкретную фамилию, но концептуально ничего не поменялось. Губернаторы эти разве стали самостоятельными? В этих и других регионах ничего не изменилось. Разве что поменялся управленческий состав: образно говоря, те, кто ругался на улицах, допущены в кабинеты, но ругаются теперь те, которых оттуда изгнали. Для народа, региона ничего не поменялось. Даже, скорее всего регионам с непредсказуемыми результатами и вовсе могли ограничить часть траншей, и выказывать из центра лояльность в сторону субъекта. Но от того, что раньше раз в три месяца приезжал министр, а теперь не приезжает, жизнь людей не изменилась.

Поэтому о каких-то критериях эффективности губернатора, по-моему, говорить нецелесообразно. Сегодня позиция одна: «удовлетворяет — не удовлетворяет» требованиям Москвы, а то, что местные там бурлят – так это они бесконечно делают…

Если вспомнить губернаторов-тяжеловесов, губернаторов-хозяйственников 90-х годов, которые ориентировались на население, на местные элиты, то сегодня ориентир главы региона один – это Москва. Соответственно и плюсы назначаемых губернаторов только одни – с точки зрения управления из центра. Рассуждать о харизме, рейтинге такого руководителя не приходится.  Инициатив у губернаторов нет. Кто-то под себя выстраивает общественные палаты, работает с местными парламентами. Но вся общественная инициатива местных их не особо волнует, так как они от нее не зависят вообще.

Главная задача тех ребят, так называемых молодых технократов, которые становятся сегодня губернаторами – это зачистка политических полей. Кто попал в этот «счастливый» список, прыгнул со скалы – тот может стать губернатором. Кто не попал – ну, увы,  губернатором стать не может. А активисты с мест – если не прыгали с парашютом, как они могут быть губернаторами? Даже если такие пойдут на выборы, то есть масса возможностей устроить им непреодолимый фильтр. Человек со стороны никогда не пройдет муниципальный фильтр.

Вот и текущая сентябрьская кампания выборов ничем не отличалась от предыдущих таких же – все было административно технически выстроено, губернаторы ориентировались на желаемые результаты, и каждый из них отчитался о достигнутых результатах наверх, которые не до сотой, но почти всегда совпадают с ожиданиями Москвы.

Сегодня в Госдуме подняли вопрос о возвращении к прежнему принципу формирования Совета Федерации из числа избранных губернаторов и председателей региональных парламентов. Но я сомневаюсь, что нынешний состав Совфеда эту инициативу пропустит.

Конечно, надо что-то менять. Я очень надеюсь, что включится все-таки режим самосохранения во властных кабинетах и появится стремление вернуться к истокам для того, чтобы изменить ситуацию.