Еловский Дмитрий Сергеевич

Генеральный директор коммуникационного агентства «АКТОР»

 

 

 

Комментарии эксперта:

29 сентября, 2021 | Национальный Рейтинг Мэров (Август-Сентябрь, 2021)

Мэры играют ключевую роль в любой избирательной кампании, в том числе и в кампании по выборам депутатов Государственную Думы. Мэры – хребет системы, люди, которые непосредственно на земле работают с избирателем и убеждают его проголосовать. От их работы часто зависит оценка работоспособности всей системы. Практика показывает, что, если мэр недорабатывает, то на его территории те или иные политические партии проваливаются или наоборот набирают больше голосов.

Для мэров август-сентябрь был временем максимальной мобилизации, они выполняли те задачи, которые были поставлены перед ними в рамках избирательных кампаний. В том числе мобилизация граждан, «сопровождение» их до участков, убеждение людей в необходимости пойти и проголосовать, сделать свой выбор. Каждый мэр и глава поселения в нашей стране в августе и сентябре был на этих задачах полностью сосредоточен. Не думаю, чтобы они решали в это время какие-то другие вопросы, кроме этих.

Конечно, сейчас общеполитические тенденции серьёзно отражаются на институте градоначальников в первую очередь. Вопрос изменения конфигурации на самом верху партийно-политического устройства в будущем будет оказывать влияние на деятельность глав районов и городов. Сейчас появилась пятая парламентская партия, она на волне этого успеха будет пытаться распространить своё влияние, в том числе, на уровень городских дум как минимум крупных городов. Это делалось в прошлом году и будет происходить и дальше. Эти изменения, конечно, отразятся на деятельности градоначальников, им нужно будет по-другому смотреть на ситуацию, приспосабливаться к новой реальности, понимать, что появились новые политические игроки, и выстраивать с ними отношения, работать с ними. Это влияет на их работу, в первую очередь, на политическую составляющую.

 

30 июня, 2021 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2021)

Губернаторы, на мой взгляд, снова оказались в очень сложной обстановке, потому что началась третья волна пандемии, новый вызов для управленцев. Им нужно принимать очень сложные, часто непопулярные решения.

Людей все больше раздражают ограничения – и, конечно, для большинства губернаторов, это неприятная обязанность. На фоне уже привычных рамок, их часто уже не замечают, а иногда игнорируют, появилась новая тема — вопрос о принудительной вакцинации, как минимум определённой категории граждан. Учитывая, что федеральный центр полностью переложил ответственность за это на губернаторский корпус — губернаторы оказались перед сложным выбором. С одной стороны — в обществе огромное количество людей, которые не доверяют вакцине, множится количество мифов, и они вызывают огромное отторжение у граждан, и у тех, кого нужно вакцинировать. С другой стороны, есть немалый запрос, но достаточно молчаливый на то, чтобы основные профессии, которые связаны с контактом с людьми были упорядочены к вакцинации. И представляли меньшую угрозу, как переносчики болезни.

Губернаторы оказывается между Сциллой и Харибдой: они вынуждены демонстрировать максимальное искусство лавирования. С одной стороны, не допустить новой чудовищной вспышки заболевания, а с другой стороны не спровоцировать появление новых сплоченных протестных групп, деятельность которых будет направлена именно против процесса вакцинации. Пока, на мой взгляд, большинство губернаторов скорее пытаются осознать, что же им в этой ситуации делать и какую-то выработать стратегию.

Но все это накладывается на предвыборный период, где одно неосторожное движение может вылиться в протестное голосование в сентябре, а это приведёт к падению рейтингов партии власти. В том числе, и рейтингов губернаторов. Моментом сейчас в большей степени управляет накопившееся недоверие к системе здравоохранения от определённой категории граждан. И немотивированная агрессия, которая этим недоверием провоцируется. Губернаторы вынуждены в этой ситуации как-то реагировать на эту агрессию, но пока я не вижу каких-то удачных примеров такой реакции.

Пока есть первые действия мэра Москвы, они достаточно жесткие. Хотя Сергей Собянин объяснил свою позицию, по наблюдениям, уже сейчас его решения вызывают достаточно серьёзный процент и провоцируют его расползание по всей территории страны вместе с моментами, когда губернаторы начинают принимать аналогичные решения и вводить аналогичные меры. Поэтому я думаю, что вопрос о принудительной вакцинации станет магистральным в ближайшие несколько месяцев и определено сыграет свою роль, скорее всего негативную, во время избирательной компании и в ходе голосования в сентябре.

 

31 марта, 2021 | Национальный Рейтинг Мэров (Январь-Март, 2021)

Последствия пандемии для мэров уже отошли на второй план. Однако сейчас наступает новая волна, связанная с коронавирусом, – реакция государства на работу различных уровней власти во время пандемии и пристальное внимание к коррупционной составляющей.

Во время пандемии на реагирование системы здравоохранения были брошены гигантские государственные деньги, вброшены огромные средства для помощи пострадавшим гражданам. С этими деньгами в большинстве случаев всё просто: они прошли через казначейскую систему. А вот деньги на здравоохранение шли через региональные бюджеты и отчасти включали в эти потоки работу местных руководителей. Сейчас начинается разбирательство: кто как деньги тратил, а главное – не было ли злоупотреблений или, что ещё хуже, коррупции.

В прошлом году мы видели целую серию арестов региональных министров и замминистров здравоохранения. Последние события нового года  – арест губернатора Пензенской области и его важный аспект – «сопутствующий» арест руководителя федеральной компании г-на Шпигеля, которого обвиняют в даче взяток.

Объектом основных проверок будут, конечно же, региональные минздравы и региональные компании, потому что они были операторами бюджетных средств. Но, учитывая, что в процессах принимали участие и местные власти, я думаю, что к лету до них докатится волна разбирательств по итогам освоения «пандемийных» денег.

Так что получается: для глав муниципалитетов городов сейчас главная угроза – внимание компетентных органов к тому, как они проводили эту работу. Мы видим, что силовые органы и государство в целом крайне нетерпимо относится к попыткам воровства на контрактах, связанных с борьбой с коронавирусом. Это – общая позиция, она уже зафиксирована. На месте тех мэров, которые попытались погреть руки на этой истории, я чувствовал бы себя крайне неуютно, потому что вероятность проскочить очень мала.

Вторая линия, которая сейчас должна мэров беспокоить, – это изменения, которые вносятся в систему органов власти, они связаны с поправками в Конституцию, принятыми летом. В том числе новая модель управления – муниципальные округа: как она будет выглядеть, мы в ближайшее время поймём. Возможны очень серьёзные изменения на муниципальном уровне власти. Сопутствующий процесс, который происходит уже давно, – изменение статусов различных муниципалитетов.

В России очень много муниципальных образований. Типичная ситуация: город, который сосредотачивает большую часть населения муниципального района, – 70-90%, при этом он является муниципальным образованием первого уровня, а район – муниципальным образованием второго уровня.

По-хорошему, такие муниципальные образования надо объединять и назначать единую администрацию. Это позволяет упростить управляемость и сэкономить средства на аппарат такими методами. В том числе политическую управляемость, потому что иметь дело с одним мэром, который управляет муниципальным районом, проще, чем с тем, который районом по факту не управляет, потому что большая часть населения живёт в городе, а мэр города не особо прислушивается к мэру района. Между этими мэрами постоянная борьба, и это региональным властям не очень нравится.

Поэтому во многих регионах региональные власти сейчас будут пытаться такие города с районами объединить. В этом есть свои плюсы, но есть и минусы. Во-первых, в текущей ситуации высвобождение 25-30% чиновников на таких территориях – как правило, достаточно депрессивных – это увеличение безработицы. Во-вторых, при этом упраздняется поселковый уровень, а на поселковом уровне есть немало депутатов поселений. Для многих из них это неплохой статус. Да, он не даёт серьёзных возможностей, но при этом это определённый статус для местной муниципальной элиты. Люди этот статус приобретали, они что-то для этого делали, а сейчас их просто решением сверху будут «выкидывать»? Было, допустим, на территории района с таким городом сто депутатов двух уровней, а останется двадцать. Восемьдесят человек окажутся резко без того статуса, к которому привыкли. Для кого-то из них это не так важно, потому что он как работал директором школы, так и работает, у него просто меньше проблем. Но для кого-то это совсем другой «коленкор», и он будет недоволен.

Я вижу уже по многим регионам, что губернаторы или региональная власть сначала говорят: «А давайте объединять». Но по мере того, как прорабатывается вопрос, выясняется, что далеко не все хотят, и губернаторы иногда бывают вынуждены «отползать в сторону», дезавуировать свои предложения.

26 ноября, 2020 | Национальный Рейтинг Мэров (Август-Ноябрь, 2020)

Основной вызов этого года руководителям всех муниципалитетов страны – это режим самоизоляции, введённый в связи с пандемией коронавируса. Нужно понимать, что малый и средний бизнес, который больше всего пострадал от этих мер, – как раз основной источник формирования доходов бюджетов муниципальных образований. Он приносит деньги муниципалитетам и в виде НДФЛ, и в виде налога на землю и других платежей, в том числе арендных платежей с муниципального имущества.

Поэтому введённые ограничения главным образом ударили по муниципальным бюджетам. Более того, те послабления, которые были даны бизнесу, в том числе освобождение по платежам за муниципальные помещения, также были сделаны в первую очередь за счёт муниципальных бюджетов.

В итоге для муниципалитетов эта ситуация превратилось, конечно, в очень серьёзную проблему. Многие сейчас уже не в первую итерацию, а даже во вторую вынуждены оптимизировать и максимально сокращать бюджеты, урезать всевозможные муниципальные программы. И сначала – те, что касались развития муниципалитетов, повышения их инвестиционной привлекательности. То есть муниципалитетам приходится выполнять текущие социальные обязательства и полномочия, поэтому они остаются, а всё, что касается будущего развития муниципалитетов и повышения их инвестиционной привлекательности, – всё это урезается. Этот удар многие муниципальные образования ещё почувствуют в будущем, когда сократится их инвестиционная привлекательность, и будут дальше падать доходы. То есть фактически они сейчас вынуждены убивать своё будущее и свои будущие доходы.

Муниципалитеты по-разному пытаются решить эту проблему. Конечно, в первую очередь это оптимизация, но есть и ещё два пути. Многие муниципальные образования сейчас консолидируются, пытаются потребовать, «выбить» из регионов дополнительные трансферты. Здесь возникает очень сложная политическая борьба, потому что региональный бюджет находится ровно в той же ситуации, они точно так же пострадали. По сути, регионам приходится так же оптимизировать свои бюджеты, у них огромные потери, трансферты из федерального бюджета им не помогают, и их потери не компенсируются полностью, поэтому регионы вынуждены делить с муниципалитетами последнюю дырявую рубашку. Её, конечно, на всех не растянуть.

Те муниципальные образования, которые могут это сделать, – занимают. Занимают много, займы оформляются огромные, и в будущем это ляжет на бюджеты муниципальных образований двойным грузом, потому что придётся эти долги обслуживать, выплачивать. Это очень серьёзно подкосит муниципальные образования в будущие годы. Причём не все муниципалитеты могут себе это позволить, и те, кто не могут выходить на долговой рынок, вынуждены просто сокращать бюджетные расходы, если им не помогают регионы.

В части спасения бизнеса мэры оказались в ловушке. У них нет реальных рычагов для того, чтобы помочь малому и среднему бизнесу, кроме снижения ставок аренды – это всё, что они могут сделать. Но при этом именно главы муниципалитетов приняли на себя основной удар раздосадованных, разъярённых предпринимателей и их работников, которые оказались без средств к существованию. В основном, мэры постарались просто спрятаться, затаиться и не отсвечивать в этот момент, потому что по сути что-то сделать, ответить они не могли.

Поэтому редко у кого находилась смелость выйти к людям и признаться честно, что у них просто нет рычагов, для того, чтобы решать эти проблемы. И они прятались, старались не высовываться. А некоторые мэры, конечно, занимали жёсткую позицию, достаточно агрессивную по отношению, в том числе, к руководству своих регионов, но таких было очень мало, потому что все прекрасно понимают, что трансферты из регионов потом могут и не прийти.

В целом, если говорить о последствиях пандемии, то, конечно, для муниципальных образований они только наступают и в будущем будут ещё более чем серьёзно отражаться и на доходах, и на расходной части, и на социальном самочувствии граждан. И всё это будет отражаться на позиции муниципальной власти. Я думаю, что осенью следующего года мы увидим, как недовольство людей вернётся обратно на выборах в различные муниципальные органы власти, в том числе и мэров. Мы увидим, как люди сформируют своё отношение на выборах, и скорее всего оно будет негативным по отношению к действующим мэрам.

Если говорить о других важных событиях, то, конечно, сейчас есть очень большой вопрос –  непонимание тех изменений, которые были внесены в Конституцию в части единой системы публичной власти. Там, насколько я понимаю, упоминаются мэры, и сейчас, так как эта позиция не расшифрована в законодательстве, мэры ждут этих изменений. Но пока непонятно, что это будет, поэтому никакого беспокойства по этому поводу нет.

Вместе с тем, есть очень серьёзная проблема у муниципалитетов, которая в последние годы всё более усиливается. Это – давление и внимание к их работе со стороны правоохранительных органов. Кроме пресловутой коррупции на муниципальном уровне, которая есть, всегда была, и которую правоохранительные органы должны «вычищать», имеется и другая проблема: множество нестыковок в законодательстве и различных подзаконных актах. Из-за них мэры часто оказываются в ситуации, когда, какое бы решение они не приняли, в любом случае нарушат какой-то закон или подзаконный акт, и прокуратура в любом случае вынесет им представление. Такие случаи бывают очень часто, мэры порой не могут определиться, какой способ принятия решений вообще законный. Те мэры, которые не могут выкрутиться в этой ситуации, найти какой-то выход, становятся объектом внимания правоохранительных органов, и многие оказываются за решёткой по обвинениям, из которых очевидно, что проблема – не в них, не в их решениях, а в общей системе.

Поэтому очень сильно падает привлекательность позиции главы муниципального образования, особенно если речь идёт о первом уровне, то есть о низовом, поселенческом уровне. Никто не хочет идти на эту позицию без понимания того, какую пользу она ему принесёт, но зато все прекрасно понимают, что риски там огромные, и сесть можно в любой момент. Поэтому привлекательность корпуса глав муниципальных образований, в общем-то, достаточно серьёзно сейчас подточена и падает. Я думаю, что в будущем будет очень сложно находить кандидатов в мэры, особенно небольших поселений.

 

25 июня, 2020 | Национальный Рейтинг Губернаторов (Май-Июнь, 2020)

Нынешней весной губернаторы стали участниками вынужденной экстремальной проверки собственных лидерских и политических качеств. Неожиданно свалившаяся «на голову» коронавирусная инфекция принесла ограничения: введение режима самоизоляции, огромные проблемы для малого и среднего бизнеса в регионах, непонимание и страх простых людей.

Очевидно, что распространение коронавируса стало вызовом не столько для федеральных властей, сколько для руководителей регионов. Губернаторы оказались зажаты, с одной стороны, реальной опасностью вспышки заболевания со смертельными исходами и с политическими для них последствиями, и ухудшением ситуации на рынке труда, спровоцированным ограничительными мерами, – с другой.

Вынужденная самоизоляция всех и вся привела к многочисленным увольнениям работников, отпускам без содержания, растерянности населения, закрытию ощутимого количества бизнес-проектов. Однако не вводить сдерживающие меры было бы также ошибкой, влекущей вспышку заразы, перегруженные больницы и панику. Опять же: население всю ответственность в любом случае возложит на власть. Причем на ту, которая ближе – на глав регионов.

Поэтому губернаторы в период «ковидного времени» должны были проявлять просто-таки чудеса изобретательности, стойкости, сбалансированности, а кому-то пришлось пустить в ход и политическую ловкость и риторику, чтобы в этой кризисной ситуации удержать свои позиции.

На мой взгляд, для губернаторского корпуса коронавирусная инфекция станет фактором серьёзного удара по рейтингу: многие главы российских территорий существенно потеряют в своих политических позициях. Допускаю, что даже и через некоторое время последствия эпидемии будут аукаться губернаторам и приведут часть представителей региональной власти к отставкам.

Коронавирусная инфекция бьёт, в первую очередь, по органам исполнительной власти регионального уровня, потому что все самые неприятные, жёсткие решения принимаются ею, и на неё же направлено ответное раздражение людей. Федеральная власть, чью политику также проводят регионы, – далеко, поэтому весь негатив принимают на себя губернаторы.

Сейчас, на мой взгляд, все они оказались в примерно схожих ситуациях с отдалёнными последствиями. Точки над «и» поставит сентябрь с его единым днём голосования, выборами муниципального уровня, избранием законодательных собраний и дум и, в том числе, губернаторскими кампаниями.

А промежуточная возможность увидеть истинное положение дел уже не за горами – голосование по поправкам в Конституцию. Оно уже сейчас станет лакмусом уровня доверия граждан не только к президенту и нововведениям в Основной закон, но и к той или иной местной власти.